Psychology of Professional Activity: Psychophysiological and Psycho-Pedagogical Directions of Research (On the 90-Th Anniversary of the Birth of V. A. Bodrov)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Psychology of Professional Activity: Psychophysiological and Psycho-Pedagogical Directions of Research (On the 90-Th Anniversary of the Birth of V. A. Bodrov)
Annotation
PII
S020595920017746-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A. Zhuravlev 
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
A. A. Oboznov
Occupation: Chief Researcher
Affiliation: Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Yu. Bessonova
Occupation: senior research fellow
Affiliation: Federal State-financed Establishment of Science, Institute of Psychology RAS
Address: Russian Federation
Pages
92-98
Abstract

The article presents the key ideas and the main results of the psychophysiological and psycho-pedagogical studies in the psychology of professional activity – a direction of psychological research created and developed by V.A. Bodrov. Some key concepts has been analyzed – work performance, work and functional reliability, professiogenesis. The professiogenetic approach to the professional development have been described. The ability of work motivation development is discussed.

Keywords
psychology of professional activity, direction of research, work performance, professional and functional reliability, professiogenesis, professiogenetic approach
Date of publication
16.12.2021
Number of purchasers
0
Views
29
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Имя Вячеслава Алексеевича Бодрова (01.10.1931–06.02.2012), Заслуженного деятеля науки и техники Российской Федерации, лауреата Премии РАН в области психологии имени С.Л. Рубинштейна, профессора психологии труда, доктора медицинских наук имеет широкую известность. Его фундаментальные труды, посвященные проблемам работоспособности человека, профессиональной пригодности и надежности, развития личности профессионала, психологического стресса и утомления, психологического отбора, стали классическими. Главные результаты своих многолетних и плодотворных” исследований Бодров обобщил в книге “Психология профессиональной деятельности», вышедшей в свет в 2006 году [8]. В ней изложены основы психологии профессиональной деятельности – раздела психологической науки, предметом изучения которого являются психологические закономерности трудового процесса, особенности личности субъекта труда во взаимосвязи со средствами труда, процессом, условиями и организацией профессиональной деятельности. При изложении понятийного аппарата психологии профессиональной деятельности Бодров использовал термин “категория” как понятие высшего уровня обобщения, не сводимого к понятиям монодисциплинарного уровня, используемым в психологии и смежных научных дисциплинах – физиологии и медицине труда, эргономике и других науках, изучающих человека в мире профессий. В психологии профессиональной деятельности основополагающими стали категории работоспособности, профессиональной пригодности, функциональных состояний, надёжности, стрессоустойчивости и некоторых других социально-биологических свойств человека как субъекта трудовой деятельности.
2 Бодров выделил 4 основных направления отечественных исследований по психологии профессиональной деятельности, проводившихся начиная с 60-х годов прошлого века [там же]. В исследованиях психофизиологического направления изучались свойства человека, определявшие его работоспособность и ее зависимость от уровня функциональных резервов; анализировались процессы психической регуляции профессиональной деятельности, а также функциональные состояния, методы их контроля и управления ими; рассматривалось влияние индивидуально-психологических различий на эффективность и качество деятельности; выявлялись психофизиологические механизмы адаптации к условиям деятельности. В исследованиях системотехнического направления изучались инженерно-психологические вопросы построения систем “человек–машина”, разрабатывались принципы проектирования деятельности человека-оператора и методы инженерно-психологической экспертизы систем “человек–машина”, решались задачи распределения функций между человеком-оператором и автоматикой. Изучались проблемы надежности и эффективности операторской деятельности при автоматизации управления системами “человек-машина”, влияния компоновки рабочего места человека-оператора на управление этими системами и целый ряд других вопросов. В исследованиях эксплуатационного направления рассматривались психологические и психофизиологические вопросы влияния человеческого фактора на надежность функционирования технических систем, разрабатывались методы контроля функционального состояния человека, способы оптимизации режимов труда и отдыха, нормирования рабочей нагрузки и т.п. В исследованиях психолого-педагогического направления разрабатывались проблемы психологии профессиональной пригодности, в том числе, психологический профессиональный отбор специалистов и комплектование рабочих групп, принципы и методы профессиональной подготовки специалистов, математические модели их обучения и тренировки, требования к адаптивным тренажерам [там же].
3 Бодров и его сотрудники проводили экспериментальные и эмпирические исследования профессиональной деятельности по всем указанным направлениям, но главными стали психофизиологическая и психолого-педагогическая линии, основные результаты которых анализируются в данной статье.
4 ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ
5 В данном направлении базовыми являются категории работоспособности и функциональных состояний человека, а центральными служат понятия профессиональной и функциональной надежности. Работоспособность рассматривается в исследованиях Бодрова “как одно из основных социально-биологических свойств человека, отражающих его возможность выполнять конкретную работу в течение заданного времени и с требуемыми эффективностью и качеством” [8, с. 37]. Свойство работоспособности образуется вследствие включения человека в профессиональную деятельность, проявляется и оценивается в его деятельности [2]. В структуре работоспособности им выделялись 3 компонента:
6
  • профессиональный опыт и подготовленность, определявшиеся уровнем развития, пластичностью и устойчивостью специальных (профессиональных) знаний, навыков и умений;
7
  • направленность личности специалиста, определявшаяся характером и степенью выраженности потребностей, психологических установок и мотивов деятельности;
8
  • функциональные состояния организма и величина его резервных возможностей, определявшиеся состоянием здоровья, наличием у человека утомления (переутомления), нервно-психического напряжения, “трудных” психических состояний.
9 Уровень и динамика работоспособности зависели от множества других факторов и условий, в том числе: психологических, физиологических и физических особенностей человека как субъекта профессиональной деятельности; эргономических характеристик рабочего места и рабочей среды; содержания и организации деятельности и др. Категория работоспособности рассматривалась в 2-х аспектах. Во-первых, как её актуальный уровень в текущий период времени. Данный аспект рассмотрения был основным при эмпирических исследованиях работоспособности в конкретных видах профессиональной деятельности. Главными показателями работоспособности считались результаты деятельности и психофизиологические затраты человека (психофизиологическая “цена” деятельности). Во-вторых, работоспособность могла рассматриваться и как потенциальная возможность (способность) субъекта труда выполнять конкретную работу с определенной эффективностью и качеством [8].
10 Содержание категории функционального состояния субъекта труда во многом совпадало с содержанием третьего компонента работоспособности. В работах Бодрова наибольшее внимание уделялось изучению двух видов функциональных состояний – стресса и утомления. Результаты этих исследований отражены в его монографиях [9, 10] и не рассматриваются в данной статье.
11 Понятие функциональной надежности предложено В.А. Бодровым для отражения роли состояния психических и физиологических функций человека в обеспечении профессиональной надежности. Функциональная надежность понимается как “свойство функциональных систем человека-оператора обеспечивать его динамическую устойчивость при выполнении профессиональной задачи в течение времени и с заданным качеством” [15, с. 36]. Функциональная надежность позволяет за счет мобилизации резервных возможностей организма поддерживать требуемый уровень энергетического и информационного обеспечения устойчивой работоспособности субъекта труда. Таким образом, содержание понятия функциональной надежности также соотносится с содержанием третьего компонента работоспособности. Специального рассмотрения требует вопрос о характере связей между показателями состояния психических и физиологических функций (функциональная надёжность), с одной стороны, и устойчивостью показателей профессиональной деятельности, её безошибочностью (профессиональная надежность), с другой. Как отмечал Бодров, между функциональной и профессиональной надежностью может существовать причинно-следственная связь, однако, она не всегда является прямой и непосредственной [3].
12 ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ
13 В данном направлении базовыми являются категории профессиональной пригодности и профессиогенеза. К основным относятся понятия профессиональной адаптации, профессионального обучения и подготовки личности профессионала, профессиональной мотивации и др. Категория профессиональной пригодности выражает степень соответствия между возможностями человека освоить и успешно выполнять определенную профессиональную деятельность, с одной стороны, и требованиями этой деятельности к человеку, с другой. Достижение такого соответствия означает решение проблемы профессиональной пригодности и сводится к взаимной адаптации человека и профессиональной деятельности. Взаимная адаптация и достижение указанного соответствия реализуется в двух встречных направлениях:
14
  • “от человека к профессии”, т.е. за счет адаптации профессиональной деятельности, её требований, содержания и организации, а также условий рабочей среды в зависимости от возможностей человека;
15
  • “от профессии к человеку”, т.е. за счет адаптации свойств, установок, отношений и других характеристик человека в зависимости от требований, содержания и организации профессиональной деятельности, а также условий рабочей среды и других профессиональных факторов [7].
16 Основным в исследованиях В.А. Бодрова было направление “от профессии к человеку”. Данный выбор был, на наш взгляд, обоснованным. Цели, средства и способы профессиональной деятельности, её ожидаемые результаты выступают перед человеком как задаваемое обществом рабочее задание, которое должно быть выполнено. Исходя из положения А.Н. Леонтьева о том, что “в обществе человек находит не просто внешние условия, к которым он должен приноравливать свою деятельность, …что сами эти общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, её средства и способы; словом, что общество производит деятельность образующих его индивидов” [17, с. 83], профессиональная деятельность содержит ещё и указания на мотивы, которые определяются общественным предназначением деятельности, а также ее содержанием и которыми должен руководствоваться субъект профессиональной деятельности при всём многообразии своих личных устремлений. Профессиональная деятельность, результаты которой не соответствуют общественным запросам, перестает существовать, а её участники становятся невостребованными. Поэтому в исследованиях профессиональной пригодности требования профессии к человеку должны рассматриваться как исходные и неизменные, которые человеку надлежит выполнять и к которым он должен адаптироваться. При этом профессиональная пригодность достигается не только за счет освоения и применения субъектом профессиональных знаний, умений и компетенций, но и посредством активного развития своих психических и личностных свойств, установок и отношений для адаптации к требованиям конкретных профессий. Совокупность проблем становления профессионала обозначается Бодровым термином профессиогенез, а соответствующий методологический подход к развитию профессионала – как профессиогенетический. Данный подход основывается на изучении закономерностей психологического и социального развития человека как субъекта конкретной профессии, предусматривает возможность активного формирования профессиональной пригодности и развития личности профессионала. Кроме того, профессиогенетический подход ориентирован не только на развитие личности профессионала, но и психологический анализ существующих и перспективных видов деятельности, процессов адаптации субъекта профессиональной деятельности к ней, согласования его ресурсных возможностей и требований профессии [4 –8].
17 Профессиогенетический подход был реализован Бодровым через исследования процесса профессионализации субъекта труда, который рассматривался в таких аспектах, как:
18
  • процесс развития личности, проявляющийся, прежде всего, в формировании профессиональных способностей, профессионально-важных качеств и мотивов, специфичных для определенной деятельности;
19 – процесс социализации, проявляющийся в усвоении субъектом деятельности социальных норм, преобразовании социального опыта в собственные профессионально ориентированные личностные установки и ценности, принятии социальных ролей и общественных задач;
20
  • профессиональное самоопределение и самореализация субъекта труда с использованием умений самопознания, самоконтроля и саморегуляции [7].
21 Под руководством и при участии Бодрова проведен цикл многолетних исследований разных сторон процесса профессионализации, прежде всего, представителей экстремальных профессий – летчиков, подводников, спасателей. Особенности формирования специфичных профессиональных мотивов деятельности рассматривались применительно к профессионализации спасателей. Показано, что специфика целей и содержания их рабочих задач в ходе профессионализации трансформируется в ментальную структуру в виде профессионально специфичного для работы спасателя содержания вектора “мотив–цель” [11]. Изучение процесса формирования специфичных профессиональных мотивов для конкретной деятельности потребовало модификации используемых методических приемов, в частности, методики репертуарных решеток Дж. Келли. Результаты исследований мотивации и личности спасателей с применением модифицированного варианта данной методики показали возможность её использования для прослеживания процесса формирования профессиональных мотивов, характерных для работы спасателей [12].
22 Возможность формирования профессионально-важных качеств в ходе профессионализации изучалась на примере курсантов лётных училищ (более 650 человек) в течение четырехлетнего обучения. По результатам ежегодных исследований когнитивных (мыслительных, имажинитивных, аттенционных, мнемических) и сенсомоторных профессионально-важных качеств было показано, что в процессе профессионализации возрастала степень их структурированности, т.е. усиление связей между отдельными качествами и их объединение в структуры, типичные для больших массивов курсантов. Полученные результаты позволили доказать, что процесс профессионализации курсантов сопровождался формированием у них специфичных для летной профессии структур профессионально-важных качеств. При этом выявлена взаимосвязь особенностей этих структур на каждом этапе измерения с успешностью летного обучения. Между хорошо и слабо подготовленными курсантами установлены различия в темпе структуризации профессионально-важных качеств и уровне развития некоторых из них [16]. Важным следствием специфичности формируемых в процессе профессионализации структур профессионально-важных качеств стали выявленные различия между совокупностями этих качеств у курсантов на этапах обучения и последующего профессионального выполнения летной деятельности. Представленные результаты объясняют, почему успешное освоение деятельности человеком ещё не означает её эффективное выполнение в последующем [1; 5; 14].
23 В ходе профессионализации отчетливо проявляется активная роль субъекта деятельности в адаптации своих личностных качеств к требованиям профессии. В работе В.А. Бодрова и Н.Ф. Лукьяновой приведены результаты зарубежных исследований, позволивших установить личностный профиль лётчиков-аварийщиков, который включал двенадцать качеств личности, в том числе: легкомыслие, недисциплинированность, рассеянность, нерешительность, ожидание неблагоприятных событий и др. Однако как показали авторы работы, теснота прямых связей между личностными качествами лётчиков-аварийщиков и их предрасположенностью к ошибочным действиям, приводившим к летным происшествиям, как правило, была невысокой и находилась в пределах r = 0,2÷0,3. Кроме того, эти связи часто носили противоречивый характер. Например, одна и та же личностная характеристика могла быть как связанной, так и не связанной с ошибочными действиями. Далее, большая группа лётчиков и курсантов лётных училищ с профессионально неблагоприятными личностными качествами сумела успешно адаптироваться к условиям и требованиям лётной деятельности за счёт частичной компенсации и коррекции, а также развития профессионально благоприятных черт личности [13]. Поэтому при оценке профессиональной пригодности человека необходимо учитывать его инициативные возможности компенсировать проявления профессионально неблагоприятных личностных качеств и вырабатывать у себя требуемые личностные и профессионально важные качества [5, 7].
24 Профессиогенетический подход получил развитие в исследовании профессиональной переориентации лиц зрелого возраста. Показано, что проблема профессионализации личности у них приобрела новое содержание, что связано с наличием уже имевшегося профессионального опыта, устойчивыми ценностными ориентациями, определенными жизненными планами, социальными, психологическими и экономическими установками. Процесс профессионализации зависел от ситуации переориентации (добровольная или вынужденная), демографических и профессиональных особенностей контингента лиц зрелого возраста, содержания предыдущей работы, а также от личностных особенностей этих лиц, в том числе, интернальности/экстернальности, интровертированности/экстравертированности, уровня тревожности, успешности адаптации к новой деятельности и др. [18].
25 Таким образом, в работах Бодрова и его сотрудников профессиональная пригодность субъекта деятельности понималась и как процесс, и как результат взаимной адаптации его возможностей и требований профессии. При этом становление и достижение профессиональной пригодности рассматривались с позиции профессиогенетического подхода, т.е. как процесс формирования профессионала, его личности под активным социально-педагогическим воздействием. Профессиогенетический подход предполагал развитие у субъекта деятельности стремления к встречной активности по приобретению своих возможностей для эффективного и надежного выполнения общественно востребованной миссии – достижения ожидаемых обществом результатов профессиональной деятельности.
26 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
27 Научное наследие В.А. Бодрова охватывает практически все разделы психологии применительно к профессиональной деятельности человека. Это можно объяснить тем, что в профессиональную деятельность включены не отдельные психические процессы, а в целом обладающий психикой человек. Чтобы выявить влияние психических процессов и личностных свойств на показатели качества и надежности профессиональной деятельности, эти процессы и свойства необходимо рассматривать как взаимосвязанные и объединенные в определенные структуры. Другими словами, исследователю необходим системный взгляд, предполагающий включенность в деятельность, по сути, всех психических процессов, личностных свойств и феноменов сознания. Именно такой взгляд характерен для исследований Бодрова. В наибольшей мере системность рассмотрения психики проявилась в содержании монографий последнего десятилетия его жизни, в которых он изложил основы психологии профессиональной деятельности. В них анализировались интегральные социально-биологические свойства человека как субъекта профессиональной деятельности – работоспособность, функциональные состояния, профессиональная пригодность и др. Конкретные психические процессы и личностные качества рассматривались как составляющие интегральных социально-биологических свойств. Представляется, что данный методологический подход является перспективным и заслуживает дальнейшего развития.

References

1. Bodrov V.A. Problemy professional'nogo psihologicheskogo otbora. Psikhologicheskii zhurnal. 1985. V. 6. № 2. P. 85–94. (In Russian)

2. Bodrov V.A. Rabotosposobnost' cheloveka-operatora i puti eyo povysheniya. Psikhologicheskii zhurnal. 1987. V. 8. № 3. P. 107–117. (In Russian)

3. Bodrov V.A. Problema professional'noj i funkcional'noj nadezhnosti operatora. Psikhologicheskii zhurnal. 1989. V. 10. № 4. P. 142–149. (In Russian)

4. Bodrov V.A. Psihologicheskie issledovaniya problemy professionalizacii lichnosti. Psihologicheskie issledovaniya problemy lichnosti professionala. Ed. V.A. Bodrov. Moscow: In-t psihologii AN SSSR, 1991. P. 3–26. (In Russian)

5. Bodrov V.A. Psihologiya professional'noj prigodnosti: uchebnoe posobie dlya vuzov. Moscow: PER SE, 2001. (In Russian)

6. Bodrov V.A. Professiogeneticheskij podhod k probleme formirovaniya professionala. Psihologiya sub"ekta professional'noj deyatel'nosti. Eds.: A.V. Brushlinskij i A.V. Karpov. Moscow.-Yaroslavl': Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2001. P. 54–72. (In Russian)

7. Bodrov V.A. Metodologicheskie i teoreticheskie voprosy izucheniya problemy professional'noj prigodnosti sub"ekta truda. Professional'naya prigodnost': sub"ektno-deyatel'nostnyj podhod. Ed. V.A. Bodrov. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2004. P. 10–27. (In Russian)

8. Bodrov V.A. Psihologiya professional'noj deyatel'nosti. Teoreticheskie i prikladnye problemy. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2006. (In Russian)

9. Bodrov V.A. Psikhologicheskii stress: razvitie i preodolenie. Moscow: PER SE, 2006. (In Russian)

10. Bodrov V.A. Professional'noe utomlenie: fundamental'nye i prikladnye problemy. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2009. (In Russian)

11. Bodrov V.A., Bessonova Yu.V. Razvitie professional'noj motivacii spasatelej. Psikhologicheskii zhurnal. 2005. V. 26. № 2. P. 45–56. (In Russian)

12. Bodrov V.A., Bessonova Yu.V., Syrkina A.L. Issledovanie soderzhatel'nyh harakteristik cennostno-smyslovoj sfery professionala metodom repertuarnyh reshetok. Problemy fundamental'noj i prikladnoj psihologii professional'noj deyatel'nosti. Eds. V.A. Bodrov, A.L. Zhuravlev. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2008. P. 353–373. (In Russian)

13. Bodrov V.A., Luk'yanova N.F. Lichnostnye osobennosti pilotov i professional'naya effektivnost'. Psikhologicheskii zhurnal. 1981. V. 2. №2. P. 51–65. (In Russian)

14. Bodrov V.A., Malkin V.B., Pokrovskij B.L., Shpachenko D.I. Psikhologicheskii otbor lyotchikov i kosmonavtov. Problemy kosmicheskoj biologii. V. 48. Moscow: Nauka, 1984. (In Russian)

15. Bodrov V.A., Orlov V.Ya. Psihologiya i nadyozhnost' cheloveka v sistemah upravleniya tekhnikoj. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 1998. (In Russian)

16. Bodrov V.A., Pisarenko Yu.E. Issledovanie struktury i dinamiki razvitiya lyotnyh sposobnostej. Psikhologicheskii zhurnal. 1994. V. 15. №3. P. 65–77. (In Russian)

17. Leont'ev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost'. Moscow: Politizdat, 1975. (In Russian)

18. Ratnikova M.A. Issledovanie psihologicheskih osobennostej professional'noj pereorientacii v zrelom vozraste: Diss. … kand. psihol. nauk. Moscow, 1999. (In Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate