World view as a psychological phenomenon in the ordinary perception of the Russians
Table of contents
Share
QR
Metrics
World view as a psychological phenomenon in the ordinary perception of the Russians
Annotation
PII
S020595920016045-5-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
D. Kitova 
Occupation: Leading Researcher, Laboratory of the History of Psychology and Historical Psychology
Affiliation: Institute of Psychology Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Moscow, Yaroslavskaya st., 13, bldn. 1
A. Zhuravlev
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Yaroslavskaya str., 13, building 1
Pages
106-117
Abstract

In the article, everyday consciousness is considered as a factor reflecting the general state of society, which is generated by the individual and group experience of generations, is used by subjects of life in order to adapt to reality. The problem of the study is the position that everyday consciousness contains both logically verified and largely erroneous opinions, subject to emotional assessments, and the introduction of new qualities into the individual consciousness is a laborious process. All these positions allow the authors to consider world outlook ideas (the meaning-forming component of everyday consciousness) as a historical and cultural feature of peoples. As the main methodological approach, an appeal to the linguistic paradigm of scientific analysis was chosen: the authors turn to the allocation of semantic categories in texts and their quantitative analysis, which makes it possible to identify the systemic properties of the phenomenon, as well as the hierarchical ordering of its constituent elements. The work also highlights the dominant among Russian users worldview attitudes associated with various spheres of human and social life. It is shown that the leading positions in the statements of users are the social and personal significance of the worldview. The work also examines the psychological components of the phenomenon (cognitive, value, emotional and conative) and their characteristic features that perform the functions of regulating behavior in modern conditions of human and social life. The analysis of emotional assessments in the statements of users allowed us to describe nine different subgroups of the emotional background, to show the main meaningful concepts that underlie them, to demonstrate the clear dominance of the negative emotional background. The presented analysis allows us to formulate a methodological approach to the study of the life of a person and society, which consists in identifying the units of analysis of a specific psychological phenomenon from the products of oral folk art and its subsequent quantitative and qualitative analysis by referring to automated systems analysis of a large number of texts that are not amenable to “manual” analysis in the force of its excessive volume. The theoretical and methodological positions described above allow us to reflect on the main meanings that the phenomenon of “worldview” is endowed with in the framework of everyday consciousness, to show that the worldview has a high level of abstraction, and its research has significant applied meaning. It is noted that ignoring this phenomenon within the framework of psychological concepts can lead to a fragmentary interpretation of many psychological phenomena.

Keywords
everyday consciousness, worldview, content-structural analysis, social and personal significance, psychological components of the worldview, emotional background, oral folk art, theoretical and applied meanings
Acknowledgment
The study was carried out with the financial support of the RSFwithin the framework of scientific project no. № 21–18–00541
Received
04.08.2021
Date of publication
14.08.2021
Number of purchasers
0
Views
31
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 ФЕНОМЕНЫ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ И МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
2 Обыденное сознание, отражая общественное бытие сквозь призму повседневности и практического опыта людей, способно не только выражать общее состояние общества, но и оказывать, в перспективе, влияние на его социальное развитие. Уровень знаний, порождаемый индивидуальным и групповым/массовым опытом, накопленный многими поколениями и усвоенный в процессе социализации личности, повседневно используется населением в целях адаптации к реальности, выступая как некий культурный компонент и неотъемлемая характеристика любого национального типа сознания [2].
3 В силу своей социальной значимости обыденное сознание нашло свое отражение в работах многих представителей социогуманитарных наук (Б.А. Грушин, Т.А. Кузьмин, В.А. Штофф, В.Ж. Келле и др.), которые отмечают его ведущую особенность, связанную с тем, что оно носит дотеоретический характер и заключает в себе, как логически выверенные, проверенные временем и личным опытом знания, так и в значительной степени ошибочные, иногда даже наполненные предрассудками и заблуждениями, ложные воззрения. Наличие такого рода противоречий в картине мира не всегда воспринимается человеком на логическом уровне, т.к. относятся к разным фрагментам и компонентам жизнедеятельности, потребность в сопоставлении которых зачастую отсутствует [11].
4 Но даже осознаваемые искажения могут не подвергаться критическому анализу в силу того, что они носят распространенный характер, содержат в себе, кроме познавательного отношения к миру, еще и соционормативное наполнение, позволяя чувствовать собственную принадлежность к определенной группе [10]. Так, в работе “Психология обыденного сознания” Е.В. Улыбина отмечает, что в условиях повседневной жизнедеятельности люди действуют, опираясь не на логические выводы, доступные их интеллекту, а повинуясь влиянию эмоциональных реакций или различным внешним тенденциям, например, состоящим в стремлении сохранить единство с группой, не менять уже сложившегося мнения, воспроизводить в своем поведении стратегии, выработанные в ходе продолжительной социальной эволюции, следуя традициям, сохраняющимся тысячелетиями [19]. На представления, которые зависят от принадлежности к определенной социальной группе и определяют некритичное, и, в некотором смысле, нерациональное восприятие окружающей действительности, указывали С. Московичи, отмечая, что они (представления) способствуют групповому единству, позволяют подтверждать истинность и значимость принятых мнений [9].
5 Отечественными исследователями широко разрабатываются личностные аспекты мировоззрения, а также инкорпорированность индивидуального сознания в общие социальные процессы: индивидуальная реальность и собственное понимание этой реальности считаются “само собой разумеющимися для обычного человека” [4, с.77], а общественное сознание и общественные идеи, взгляды и настроения – это ни что иное как “формирующиеся в процессе развития общества идеи и взгляды конкретных людей, живущих и действующих в определенных исторических условиях” [6, с. 69]. Не остались без внимания и вероятности обратного влияния, в частности, увязанные с тем, что общественное сознание первично и передает индивидуальному сознанию определенные нормы, правила, обычаи, традиции, которые отличают одно общество от другого [1]. Рассуждения об индивидуальных субъектах жизнедеятельности – носителях сознания, можно дополнить мнением С. Лурье, который отмечал, что внесение в индивидуальное сознание новых качеств очень трудоемкий и тяжелый процесс [8].
6 Вместе с тем, стоит отметить, что при выраженном интересе исследователей к анализируемому феномену, четкого определения понятия “обыденное сознание” в психологии к настоящему времени так и не сложилось, хотя существует единство в признании того факта, что обыденное сознание не может быть бессистемной совокупностью различных фрагментов сознания, поскольку является отражением многовекового опыта, формирующегося в повседневной жизни и практике большого количества людей [17].
7 С психологической точки зрения, в качестве обобщения можно отметить, что обыденное сознание носит проблемный характер, и это находит свое подтверждение в результатах многочисленных эмпирических исследований. Так, в работе Р.Н. Щербакова рассматривается соотношение научного и обыденного знания через анализ особенностей соотношения школьных знаний по естественным наукам и здравого смысла учащихся. Результаты исследования позволили автору выявить эффект “сопротивление здравого смысла” усвоению многих проблем естественных наук, в частности физики. Автор отмечает, что “понятия и законы ее (физики – авт.) часто находятся в явном несогласии со здравым смыслом, иногда принимают форму парадоксов и не столь уж очевидны, как повседневные знания, что, разумеется, создает дополнительные трудности в их понимании” [22, с. 54]. Важные теоретические результаты представлены во многих других работах эмпирической направленности, среди которых можно указать на такие, как: образ женщины в обыденном сознании личности (С.В. Абрамова), образ психотерапевта в обыденном сознании и самовосприятии (Г. Райнаи), особенности репрезентации отношений “человек–природа” в обыденном сознании (И.В. Кряж), эмоциональное отношение к окружающей среде и наличие готовности к конкретным действиям [20], социально-философский анализ страха в обыденном сознании (Е.Ю. Райкова) и др.
8 Достаточно широко используемым методологическим подходом к изучению обыденного сознания выступает обращение к языковой парадигме научного анализа. К примеру, В.А. Шкуратов определяет обыденное сознание как поле чистой вербальности, отмечая, что язык выступает основным “местом хранения и воспроизводства” обыденного сознания [21, с. 131]. Частным случаем таких исследований все чаще выступает обращение к продуктам коммуникационного обмена в социальных сетях, с выделением как рационально-логического, так и эмоционального уровней текстовых сообщений [5]. Данный подход к анализу обыденного сознания лег в основу проведенного нами исследования. Предполагалось, что высказывания пользователей отражают не только индивидуально-психологические, но и социально-психологические (включая массовые) особенности обыденных представлений о мировоззрении и могут стать основанием для их психологического анализа через обращение к методам контент-анализа и экспертным заключениям (подробнее о методах см.: [13, 16]). Специфической особенностью подхода выступило также обращение к содержательному и количественному рассмотрению текстов посредством использования автоматизированных систем анализа коротких сообщений, которые к тому же позволяют оценивать эмоциональный фон высказываний [13].
9 Примеры визуального представления результатов автоматизированного частотного и эмоционального анализа текстов представлены в таблице 1. Первые числа указывают на частоту повторяемости слова в общем объеме слов в текстах, затем показана основная лексическая часть слова, заключительные цифры отражают эмоциональную насыщенность слов в числовом промежутке от -1 (максимальное отрицательное значение слов) до +1 (максимальное положительное значение слов).
10

11

Эмоциональный фон слов в данной работе рассматривается с разделением предложенной шкалы (от -1 до +1) на 20 позиций, каждая из которых больше предыдущей на 0,1 (т.е. длина шага числовых значений шкалы составляет 0,1).1 Эмоциональный фон слов, значение которых меньше десятой доли числового ряда (0,03… или 0,009… и т.д.), рассматривался нами как нейтральный в силу малой его выраженности/интенсивности. К данной (нейтральной) позиции отнесены и слова, имеющие значение эмоционального фона равное нулю. Отсутствующие в сообщениях респондентов числовые значения игнорировались (к примеру, в рассматриваемых сообщениях не обнаружены высказывания с ярко выраженным позитивным фоном). Таким образом, шкала с разбивкой на 20 позиций по факту может содержать, в зависимости от характера эмоционального фона сообщений, меньшее количество позиций (к примеру, 8 или 11). В нашем исследовании таких позиций оказалось 9, в первую очередь из-за отсутствия (незначительности) положительных эмоциональных оценок в сообщениях пользователей.

1. В зависимости от авторских позиций или логики анализа полученных материалов, эмоциональный фон можно рассматривать, опираясь на шкалы из разного количества позиций, например: 10 позиций (длина шага равна 0,2), 8, 6 и т.д.
12 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
13 Как и в других отраслях науки, в психологии исследователи, в зависимости от рассматриваемого проблемного поля, выделяют различные единицы для анализа конкретных феноменов. Д.В. Лубовский отмечал, что “осознанное выделение единицы анализа − признак методологической зрелости того или иного направления в науке и начало систематического построения теории” [7, с. 34]. В соответствии с данным положением в качестве единиц анализа в психологических исследованиях выступают психические состояния или процессы, поведение или деятельность, эмоциональный фон или социальные установки и т.п. Такого рода “методологическое дробление” можно производить ив рамках конкретных (единичных, цельных) феноменов таких, как память, мышление, отношение, деятельность и т.д., через выделение составных психологических элементов, которые сами по себе не дают представления ни о самом явлении, как целостном психологическом феномене, ни о его функциональных особенностях или специфике развития [18], однако помогают глубже осознать его природу (сущность, структуру, содержание, системное соотношение элементов и их иерархическую соподчиненность, динамику развития и др.).
14 В современной научной литературе анализ феномена “мировоззрение” нередко связывается исследователями с выделением в его структуре цельных (неделимых) содержательных элементов, таких как знания, взгляды, убеждения, отношения, ценности, цели жизнедеятельности [там же], которые указывают на главные и относительно устойчивые характеристики отношения человека к миру (самому себе, другим людям, обществу в целом и своему месту в нем). В нашем исследовании задачей анализа стало раскрытие психологических образований, включенных в структуру мировоззрения и пригодных для их последующего измерения (например, методом шкалирования). Такой подход полезен как для организации качественного анализа эмпирических данных, так и для их последующей количественной оценки и обобщения результатов исследования.
15 С целью обнаружения и учета психологических единиц анализа нами был избран принцип перехода от многообразия текстового материала к абстрактным психологическим категориям, представленным в содержании текстов. В частности, была поставлена задача фиксации индивидуально-личностных (таблица 2, пункты 1 и 2; рис.2а – мнение, черта, характер, душа и др.) и социально-психологических (таблица 2, пункты 3 и 4; рис. 2б – толерантное, правильное, демонстративное, агрессивное, доминантное, конфликтное и др.; 3в – навязывать, влиять, судить, окружать, понимать и др.) характеристик “мировоззрения” в высказываниях пользователей, а также связи мировоззрения с процессами развития личности (таблица 2, пункты 5 и 6; рис 2б – сформированное, полноценное, примитивное, новое, перестроенное, изменчивое, синхронизированное и др.) и возрастными его особенностями (таблица 2, пункты 7 и 8). Здесь было бы логично указать и на гендерные особенности мировоззрения, но они, хотя и содержатся в высказываниях некоторых пользователей, не учитывались при анализе и не отражены в таблице 2 в силу их малочисленности. В качестве примера можно указать на следующий фрагмент текста: “…как всегда у женщин проблемы с логикой – у них постоянно виноваты во всех бедах мужчины” или же обратить внимание на высказывание о феминизме в таблице 2 (пункт 3, предложение 2).
16

17

18

19 Другая задача эмпирического анализа была связана с обобщением психологических процессов, оговариваемым в сообщениях пользователей и их объединением в классические подгруппы – когнитивную, эмоциональную и конативную. К примеру, в контексте содержательного (методического) анализа когнитивный компонент будет представлен знаниями или представлениями о мире (таблица 2, пункты 13 и 14; рис. 2а – мысль, смысл, аргументы, образ, восприятие, понимание и т.д.; 2в – понимать, воспринимать, мыслить, знать, осознать, считать, думать и т.д.), а впоследствии может быть изучен путем оценки степени осознанности принимаемых решений и совершаемых поступков в ходе специально организованных опросов. Эмоциональный компонент отображает психологические состояния и субъективные оценочные отношения пользователей, представленные в рамках авторских рассуждений о мировоззрении (таблица 2, пункты 17 и 18; рис. 2а – чувства, настроение, любовь, вкус и т.д.; рис. 2в – верить, нравиться, любить, хотеть и т.д.) и дополнительно может быть изучен посредством установления степени выраженности позитивного или негативного фона высказываний в текстах, а также их нейтрального эмоционального фона или амбивалентности (полученные результаты такого анализа представлены ниже). Конативный компонент выявляется как через обращение к классическому анализу продуктов деятельности, так и посредством контент-анализа поведенческих диспозиций или мотивов, побуждающих человека к совершению определенного действия – этот прием также использован в рамках данного исследования (таблица 2, пункты 19 и 20; рис. 2а – дела, труд, поведение, планы, общение, отношения и т.д.; рис 2в – мочь, говорить, расширять, читать, уверовать, спорить, быть и т.д.). Позже изучение конативного компонента возможно через анализ внешних проявлений поведения или деятельности, поскольку реальная активность может отклоняться от латентного состояния “готовности к действиям”, т.к. зачастую подвергается коррекции в соответствии с внешними обстоятельствами. Дополнительно, поведение и деятельность личности будут изменяться в зависимости от индивидуально-волевых характеристик конкретного субъекта и его мотивационной направленности.
20 Следующая эмпирическая ситуация связана с тем, что регуляция поведения происходит в соответствии с ценностными ориентациями человека, преломляясь через своеобразие индивидуальных представлений о нормативности социального взаимодействия, что также находит свое место в высказываниях пользователей (таблица 2, пункты 19 и 20; рис. 2а – принципы, взгляды, норма, идеология, приоритеты и т.д.; 2в – значить, судить, нравиться, вписываться и т.д.). Корректно подобранные психологические методики самоанализа или анализа особенностей социального поведения личности могут стать основанием для выявления и прогнозирования мотивационно-ценностных установок человека (группы, сообщества), помогут оценить характер намерений (побудительных мотивов) субъекта, их интенсивность и смысловую направленность.
21 Заключительная исследовательская позиция связана с анализом системных свойств феномена “мировоззрение”, в частности иерархической упорядоченности составляющих его элементов. Это важно не только с теоретической точки зрения, но и из практических соображений. В связи с этим положением возникает необходимость выделения доминирующих мировоззренческих установок, связанных с различными сферами жизнедеятельности человека и общества. Итоги такого обобщения представлены на рис.1.
22

Рис. 1.Основные виды направленности сообщений о мировоззрении.

23

Как оказалось, доминирующими в высказываниях пользователей являются социальная и личностная значимость мировоззрения, связанная с жизнью людей в обществе и характерными признаками человека, отличающими его от других людей. Данную позицию можно наблюдать и на рис.2а: частотный анализ слов позволил выявить, что данная позиция представлена следующими тремя наиболее часто употребленными словами: “жизнь”, “люди” и “мнения”, что говорит о большом значении социальной природы мировоззрения в сознании россиян. О важности анализируемой позиции свидетельствуют следующие по частоте употребления слова: “мир”, “отношения”, “стороны”, “друзья”, “общество”, “взгляды” и т.д. Можно также обратить внимание на оценочное восприятие мировоззрения “других”, отраженное в таких высказываниях, как “калейдоскопическое”, “продуктивное”, “токсичное”, “научное”, “рабское”, “здоровое”, “правильное”, “схожее”, “убогое’ и т.д., говоря о социальной значимости мировоззрения (рис. 2б). Вторая по численности позиция в сообщениях пользователей отводится динамике формирования и развития мировоззрения – здесь можно объединить три позиции: процессуальные и возрастные особенности функционирования человека, а также факторы формирования и развития его мировоззрения (рис. 1). Наиболее наглядно процессуальные характеристики представлены на рисунке 2б, который содержит большое количество прилагательных, указывающих на динамические (процессуальные) характеристики феномена. В частности, можно обратить внимание на такие прилагательные, как “устойчивое”, “разрушенное”, “угнетенное”, “внушенное”, “измененное”. В третью подгруппу можно объединить психологические компоненты феномена (когнитивные, ценностные, эмоциональные и конативные), которые выполняют функции регуляции поведения. Важно обратить внимание на то, что пространственная характеристика сообщений, представленная в суждениях пользователей, превалирует над эмоциональной и поведенческой, т.е. занимает более весомую позицию. Кроме того, нами, из исследовательских соображений, выделено отдельно содержание обсуждений, связанное с материальными (экономическими) факторами мировоззрения, которые теоретически являются составным элементом ценностных ориентаций личности, и их обособление в самостоятельную подгруппу производится из частных (авторских) интересов.

24 Ниже на рис. 2 (а, б, в) представлен анализ слов в сообщениях пользователей, содержащих в текстах слово “мировоззрение”.
25

Рис. 2а. Частотный анализ существительных в сообщениях пользователей

26

Рис. 2б. Анализ прилагательных в сообщениях пользователей без учета частоты использования

27

Рис. 2в. Частотный анализ глаголов в сообщениях пользователей

28 Эмоциональная оценка высказываний пользователей в сообщениях позволила выделить 9 оценочных подгрупп, распределенных по уровню эмоционального фона высказываний (см. рис. 3). В целом количество позитивных оценок составило лишь 3% от общего количества позиций (диапазон от -0,2633 до -0,2578), нейтральные – достигли 4% (диапазон от -0,1501 до -0,1996), 93% высказываний содержали негативные оценочные суждения (диапазон от -0,1002 до -0,3333).
29 Качественный анализ высказываний с разным эмоциональным фоном позволил выявить, что позитивные оценки связаны с высказыванием благодарности тем или иным лицам, которые оказали положительное влияние на личностное развитие пользователей и часто связаны с конкретными именами (родные, близкие, учителя, представители спорта и искусства и т.д.). Нейтральные сообщения отражают философские воззрения пользователей о факторах формирования мировоззрения, его возрастной периодизации и позитивном влиянии искусства на такого рода развитие. Здесь важно указать на отсутствие единства в позициях пользователей и понимать, что речь идет просто о выражении пользователями своих индивидуально-личностных представлений. В качестве примера можно привести следующие, не всегда сопоставимые между собой, мнения:
30 –… побольше бы детей, отказывающихся от мировоззрения школьных учителей, которое (мировоззрение) абсолютно нежизнеспособно в современном обществе;
31 –… если мировоззрение ребенка формирует школа и учителя, то это большой вопрос к родителям;
32 –… никто (в том числе и учитель) не должен навязывать свое мировоззрение другим, даже если считает, что они (другие) заблуждаются;
33 – … и я, например, против позиции, что школа и учителя дают только знания, и чтобы они “не лезли” в воспитательные процессы.
34 В сообщениях с нейтральным эмоциональным фоном (диапазон от -0,0501до-0,0997) присутствуют и просто философские размышления пользователей. Вот одно из таких высказываний: “многие мечтают … пассивно вырабатывают мировоззрение посредством бесконечных размышлений, а потом хотят эффективно применить его на практике…не получается”.
35 Наиболее выраженный в количественном отношении негативный фон оценок (диапазон от -0,2035 до -0,2578) связан с равнодушием людей (1), низким качеством произведений современного искусства (фильмов, книг, песен, музыки и т.д.) (2), с навязыванием своего мнения другим или нетерпимостью к инакомыслию, т.е. мировоззренческой интолерантностью соотечественников (3), приспособительной формой поведения большого количества людей (отсутствием ярко выраженной гражданской позиции в обществе) (4), а также подменой в СМИ реальных проблем отвлекающей информацией (5). Наиболее резкие высказывания (диапазон от -0,1001 до -0,3333) связаны с наличием в обществе новой социальной прослойки людей, которые не считаются с общественным мнением и даже пытаются демонстрировать какие-то признаки превосходства над другими (иногда и пренебрежения), так называемыми “мажорами” (1), а также принятием законов, которые не всегда ориентированы на благополучие общества в целом, а угодны определенному кругу заинтересованных лиц (2).
36

Рис. 3. Эмоциональный фон сообщений, содержащих в контексте слово “мировоззрение”.

37 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
38 Таким образом, мировоззрение необходимо рассматривать как сложно сплетенную систему содержательных элементов и процессуальных (временных, динамических, изменчивых) характеристик связей человека с социальной реальностью (в целом или с ее отдельными сторонами), которые неизменно будут преломляться в соответствии с мотивационно-ценностными особенностями субъекта, проявляющимися в поведении и деятельности каждого человека (групп/общества).
39 С когнитивной точки зрения, в обыденном сознании мировоззрение имеет высокий уровень абстрагирования и обобщения, тяготеет к различным психическим состояниям (от радости до страха или уныния), может отражать различные свойства или состояния личности. Мировоззрение может проявляться в рамках социальной активности (поведения или деятельности) человека и быть детерминировано стремлением к индивидуальному благополучию или социальной значимости принимаемых решений и ожидаемых результатов деятельности. С эмоциональной точки зрения, мировоззрение в оценках и самооценках людей может иметь разную выраженность и интенсивность или мотивационную оценку, что тоже требует направленного исследовательского внимания.
40 Полученная информация об иерархической соподчиненности психологических составляющих мировоззрения имеет высокий прикладной смысл, поскольку ведущие ценности оказывают существенное влияние на выбор жизненного пути, формирование группового и общественного мнения, а также оценочных суждений социальных групп. В связи с чем, например, выделение культурно-исторических, региональных или этических характеристик мировоззрения россиян, а также их возможное сравнение с аналогичными воззрениями представителей других культур, позволит получить богатый психологический материал для обобщения и оценки культурно-национальных особенностей мировоззрения, «точечного» описания психологических процессов и динамических характеристик мировоззрения при изучении своеобразия различных народов. Самостоятельной задачей исследования может стать выявление характера оценок и ожиданий, связанных с мировоззрением и функционирующих в процессе виртуального взаимодействия пользователей.
41 Несмотря на представленный структурный анализ феномена, важно помнить, что “мировоззрение” принадлежит к понятиям высокого уровня обобщения и неизбежно будет терять свою концептуальную целостность при его разделении на какие бы то ни было (содержательные или структурные) составляющие. Представленная в исследовании конкретизация структурно-содержательных компонентов и процессуально-динамических характеристик феномена может быть осуществлена лишь условно, с целью более полного рассмотрения обуславливающих его факторов и психологических оснований.
42 Описанные выше теоретико-методологические позиции позволяют отрефлексировать те смыслы, которыми наделяется феномен “мировоззрение” в рамках обыденного сознания. Представленные результаты позволяют сформулировать методологический подход к исследованию жизнедеятельности человека и общества, который состоит в выявлении единиц анализа конкретного психологического феномена из продуктов устного народного творчества (в частности, имеющего место в социальных сетях). Последнее можно рассматривать, в одном из его проявлений, как отражение обыденного сознания россиян (или определенной их части, что не противоречит основному замыслу исследования – определению составных элементов психологического феномена, представленного в обыденном сознании большого количества людей).
43 Разработка мировоззрения в рамках фундаментальной психологии требует его различения от близких по смыслу понятий типа “смысл жизни”, “цели жизнедеятельности”, “направленность личности” и иных более узких феноменов (отношения, представления, установки и т.д.) и выделения его в качестве явления, оказывающего непрерывное воздействие на все сферы жизнедеятельности человека (группы и общества) как в повседневной жизни, так и в стратегической перспективе. Его игнорирование в рамках психологических концепций может приводить (и приводит) к фрагментарному пониманию многих психологических явлений, даже имеющих базисное значение (личность, группа или общество), но не имеющих системообразующего фактора, что обедняет возможности их распознавания и толкования.

References

1. Abul'hanova-Slavskaja K.A. Dejatel'nost' i psihologija lichnosti. Moscow: Nauka, 1980. (In Russin)

2. Andrjushkova N.P. Kategorija “obydennoe soznanie” v psihologii. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2017. № 1 (69). P. 90–93. (In Russin)

3. Aprelikova N.R., Kitova D.A. Struktura potrebnostej studencheskoj molodezhi v znanijah po psihologii. Institut psihologii Rossijskoj akademii nauk. Social'naja i jekonomicheskaja psihologija. 2018. V. 3. № 2 (10). P. 110–133. (In Russin)

4. Doncov A.I., Baksanskij O.E. Shemy ponimanija i ob#jasnenija fizicheskoj real'nosti. Voprosy filosofii. 1998. № 11. P. 75–90. (In Russin)

5. Zhuravlev A.L., Kitova D.A. Osnovnye tehnologii social'no-psihologicheskih issledovanij v internete. Social'naja psihologija: voprosy teorii i praktiki. Moscow: FGBOU VO MGPPU, 2020. P. 224–226. (In Russin)

6. Lomov B.F. Obshhenie i social'naja reguljacija povedenija individa. Psihologicheskie problemy social'noj reguljacii povedenija. Moscow, 1976. P. 64–93. (In Russin)

7. Lubovskij D.V. Vvedenie v metodologicheskie osnovy psihologii. Moscow: MODJeK, MPSI, 2007. (In Russin)

8. Lur'e S.V. Psihologicheskaja antropologija: istorija, sovremennoe sostojanie, perspektivy. Moscow: Akademicheskij Proekt, 2003. (In Russin)

9. Moskovichi S. Ot kollektivnyh predstavlenij k social'nym. Voprosy sociologii. 1992. V. 1. № 2. P. 83–96. (In Russin)

10. Mohova S.Ju. Krizis sovremennoj rossijskoj kul'tury: lichnost' v prostranstve social'nyh vzaimodejstvij i preobrazovanij. Psihologija v jekonomike i upravlenii. 2010. № 1(3). P. 81–90. (In Russin)

11. Mushelishvili N.L., Shrejder Ju.A. Soznanie kak predmet metapsihologii. Sistemnye issledovanija. Metodologicheskie problemy. Ezhegodnik. 1989–1990. Moscow: Nauka, 1991. P. 190–204. (In Russin)

12. Nestik T.A., Zhuravlev A.L., Sosnin V.A., Kitova D.A., Jurevich A.V. Massovoe soznanie i povedenie: tendencii social'no-psihologicheskih issledovanij. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2017. (In Russin)

13. Psihologicheskie issledovanija v internet-prostranstve: poiskovye sistemy, social'nye seti, jelektronnye bazy. Otv. red. A.L. Zhuravlev, D.A. Kitova. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2020. (In Russin)

14. Psihologicheskie issledovanija global'nyh processov: predposylki, tendencii, perspektivy. Otv. red. A.L. Zhuravlev, D.A. Kitova. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. (In Russin)

15. Sosnin V.A., Zhuravlev A.L., Kitova D.A., Kovaleva Ju.V., Smirnov A.A. Psihologicheskie faktory razvitija geopoliticheskih otnoshenij: sub#ekty, mehanizmy, tendencii. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2020. (In Russin)

16. Social'naja psihologija: Uchebnoe posobie dlja vuzov. Otv. red. A.L. Zhuravlev. Moscow: PJeR SJe, 2002. (In Russin)

17. Sudas L.G. Massovoe soznanie: v poiskah novoj paradigmy. Moscow: PML “Institut Afriki RAN”, 1996. (In Russin)

18. Suhova E.I., Zubenko N.Ju. Problema vydelenija edinic analiza mirovozzrenija lichnosti v psihologii. Teorija i praktika obshhestvennogo razvitija. № 12. 2012. P. 141–146. (In Russin)

19. Ulybina E.V. Psihologija obydennogo soznanija. Moscow: Smysl, 2001. (In Russin)

20. Shagun G., Pavlov V.M., Ryzhenkov P.E. Issledovanie jekologicheskogo soznanija detej i podrostkov. Psikhologicheskii zhurnal. 1994. V. 15. № 1. P. 41–49. (In Russin)

21. Shkuratov V.A. Istoricheskaja psihologija. Moscow: Smysl, 1997. (In Russin)

22. Shherbakov R.N. Zdravyj smysl uchashhegosja i nauchnye znanija. Voprosy psihologii. 1993. № 3. P. 48–54. (In Russin)

Comments

No posts found

Write a review
Translate