Analysis of modern concepts in psychology. Part II. Development of modern concepts by scientists of the Institute of psychology RAS
Table of contents
Share
QR
Metrics
Analysis of modern concepts in psychology. Part II. Development of modern concepts by scientists of the Institute of psychology RAS
Annotation
PII
S020595920016002-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A. Zhuravlev 
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
E. Sergienko
Occupation: Chief researcher of the laboratory of psychology of development of the subject in normal and post-traumatic States
Affiliation: Federal State-financed Establishment of Science, Institute of Psychology RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Pages
5-15
Abstract

The purpose of part II of the article was to analyze modern concepts developed by scientists of the Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences. The concepts in the general theory of modern psychology were considered: Individual and Collective subject, Mentality, Psychological relations, Intellect, Insight; concepts in modern branches of psychology: Resilience Model mental, Behavior control, Social representations, Collective image of the future, Discourse, Intention, Discursive abilities, Special abilities, Styles of activity and concepts in applied branches of psychology: Subjective age, Compensation, Psychological health, Happiness, Patriotism. Comparison of the experience of the classification of concepts in Russian psychology (K.K. Platonov, Ya.A. Ponomarev, L.I. Antsyferova, A.V. Petrovsky, M.G. Yaroshevsky) the harmony and constructiveness of the ideas of predecessors, one should note the obvious difficulties in categorizing psychological concepts in their coordinates, which is associated with a change in general scientific methodological principles: the transition from classical to non-classical and post-non-classical metamodern methodology. The distinctive features of modern concepts are highlighted. The first is their integrative and interdisciplinary nature. The second feature is manifested not only in the expansion of the concept and its use in a wider thematic field, but also in the change in the content itself. The third difference between modern concepts lies in a different type of their structural organization. These are not separate concepts such as Image, Motive, Action, etc., but integrated conceptual formations, where many basic psychological constructs are implicitly represented, which are difficult to explicate as single ones. The fourth characteristic of modern concepts is their subjectivity, which acts in two senses: as a developer and creator of conceptual analysis, and an appeal to the category of the subject (individual and collective). A network structure of concepts with the allocation of nodal meta-concepts (individual and collective subject), reflecting the tendencies of theoretical searches in psychology, is proposed. The network of modern concepts is a new stage in the development of the methodology of science, the stage of metamodernism, with the maximum plasticity of conceptual fields, the network principle of their organization, a different type of concept construction, increasing complexity, dynamism, latency, antinomy. The authors report on the limited nature of this analysis and its controversial nature. This attempt is an invitation to dialogue, to continue the search.

Keywords
metamodernism, network principle, integrativeness of concepts, subjectivity, metaponceptions, umbrella concepts, antinomy of concepts, latency
Received
29.07.2021
Date of publication
14.08.2021
Number of purchasers
0
Views
34
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1

Проведенный в первой части статьи анализ опыта систематизации понятий показал, что, несмотря на высокую креативность и общетеоретическую значимость, предлагаемые в предшествующих исследованиях решения о понятийных сетках или выводимости из частных понятий общих в период методологических изменений требует существенного пересмотра и развития. Показано, что опыт систематизации понятий в психологии и отмечающиеся сдвиги в развитии различных подходов в сторону размывания жестких границ и взаимовлияний, усиливают тенденции межпарадигмальности в научных школах, позволяют перейти к анализу современных понятий, которые разрабатываются в Институте психологии РАН и представлены в коллективном труде “Разработка современных понятий психологии” [19].

2 СОВРЕМЕННЫЕ ПОНЯТИЯ В МЕТОДОЛОГИИ МЕТАМОДЕРНИЗМА
3 Проводя анализ постмодернизма в науке ХХ века М.С. Гусельцева выделяет следующие основные его черты: толерантность, креативность, “сверхрефлексивность – сосредоточенность на многомерности, на возможных ходах мысли оппонента…” [5, c. 657]. Эта методология отвечала сомнениям и изменениям современности, с ее радикальными сдвигами в социальной организации, усилением ценности индивидуальности человека, его уникальности, росту гуманистических ценностей. Изменения, происходящие в XXI в. привели к динамике и методологии науки. В ответ на вызовы современного мира (нарастание сложности, неопределенности, уникальности и разнообразия, разрыв линии прогресса и нарастания регрессивных тенденций) возник метамодернизм, как эпистимология современной науки [3, 4]. Для новой интеллектуальной стратегии характерна не дихотомия (и/или), а континуум возможных поисков и решений (и/и). “Тем не менее метамодернистская эпистемология служит удачной интегрирующей концептуальной рамкой для сетевой неструктурированности, принципа антиномий, эпистемологии сложности и латентности” [5, с. 660]. Ведущей метамодернистской стратегией становится сочетание продвижения и раскачивания, что создает поле напряжение для новых решений, порождения новых научных решений, понятий, концепций, методов, соотношений теории и практики. Все это означает ведущую роль субъекта как научного творца, его методологических выборов и возможностей поисков в условиях нарастающей неопределенности и противоречивости.
4

Такому методологическому повороту соответствуют особенности современного общества: нарастание неопределенности и желание определенности; нарастание глобализма и утверждение локального своеобразия; рост национализма и утверждение общегуманитарных ценностей; рост жестокости, агрессии, отчужденности и повышение значения роли уникальности человеческой жизни, личности и повышение роли коллективистических сообществ; появление информационного общества, с изменением понимания пространства и времени, изменением коммуникаций – их виртуализацией, краткостью, и ными законами речи, нарастанием роли визуальной информации, интенсивности обменов и необходимостью самопрезентации (как предъявление и сохранение себя) в общем доступном информационном пространстве глобального общества. Информационные технологии изменяют деятельность и сознание человека, его субъективность, размываются границы автора и читателя, происходит смещение ролей творца и зрителя – интерактивность в создании произведений искусства, вмешательство в конструирование реальности. Совмещение, смешивание таких противоречивых явлений и тенденций в свою очередь требует антиномичности. “В свете принципа антиномий, чем глубже человек осваивает универсальные ценности, тем сильнее он индивидуализируется и обретает творческое своеобразие” [5, с. 640].

5 С позиций выделенных тенденций развития науки проводился анализ современных понятий. В коллективном труде “Разработка понятий современной психологии” [19] были проанализированы 22 понятия, которые условно были разбиты на три раздела: “Понятия в общей теории современной психологии” (7 понятий): Индивидуальный и Коллективный субъект, Субъект поведения, Менталитет, Психологические отношения, Интеллект, Инсайт; “Понятия в современных отраслях психологии” (9 понятий): Модель психического, Контроль поведения, Социальные представления, Коллективный образ будущего, Дискурс, Интенция, Дискурсивные способности, Специальные способности, Стили деятельности и “Понятия в прикладных отраслях психологии” (6 понятий): Жизнеспособность, Субъективный возраст, Компенсация, Психологическое здоровье, Счастье, Патриотизм.
6 Аналитическая работа показала, что современные понятия никак не вписываются, либо только частично вписываются в плеяды и кластеры понятийной сетки А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского [12, 14] (см часть I данной статьи). Также они никак не могут быть представлены совокупностью частных понятий, образующих общепсихологичские понятия в системе К.К. Платонова [15]. Здесь налицо смена методологического принципа психологической науки и его переход от постнеклассического к пост-постнеклассическому (метамодернизму) с его сетевой неструктурированностью, принципом антиномий, эпистемологией сложности и латентностью. Более того, представляется, что современные понятия содержат в себе в явном и неявном виде все базовые психологические понятия, выделенные в сетке Петровского и Ярошевского: “Я”, Мотив, Действия (Активность), Образ (Репрезентации), Переживания, Интеракции (Отношения), Ситуации. Кроме того, они включают в себя и понятия, относимые ими к метапсихологическим: Личность, Ценность, Деятельность, Сознание, Чувство, Общение, Персоносфера. Например, если взять даже понятия, условно обозначенные как частные или базисные, например, понятие Социального представления, то здесь мы уже находим необходимость обращения к “Я”, Мотиву, Действию, Образу (репрезентации), Переживанию, Отношению, Ситуации, с обращением к понятиям Личности, Ценности, Деятельности, Сознания, Чувству, Общению, Персоносфере. Или понятие Интеллекта, также включает все перечисленные базовые и метапсихологические понятия. Однако в сети понятий выделяются метапонятия Индивидуального [22] и Коллективного субъекта [7], которые вбирают в себя фактически все понятия и базового, и метапсихологического и социоцентрического уровней (Человек, Идеал, Свобода, Разум, Экзистенция, Соучастие, Эйкумена).
7 Здесь следует указать, что понятие субъекта отсутствует в классификации А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. Но, меридиан (кластер) Субъектности представляет на разных категориальных уровнях его свойства: Избирательность – Аффективность – Переживание – Чувство – Экзистенция, как нарастание степени сложности от биосферы к ноосфере (см. часть I статьи, таблицу 1). Однако в другой работе А.В. Петровского и В.А. Петровского [13] появляется понятие субъекта, которое обозначается как базовая психологическая категория, над которой вышестоящее образование в кластере “Я” на макроуровне, который тождественен метауровню в предыдущей схеме, и самый высший уровень Личности. Но в этой классификации уже нет понятия Человека. Субъект занял место в плеяде базовых категорий. Принципы построения категориальной сетки остаются теми же. В таком случае Личность как наивысшая категория становится наивысшей инстанцией, вбирающей в себя и базовую категорию субъекта. Такая позиция отражает понимания сути субъекта В.А. Петровским как проявление личности и рассматривалась нами при анализе его концепции [20].
8 Представляется, что современные понятия суть аккумулированные понятийные структуры психологической науки, которые в разной степени становятся латентными, обобщенными, создавая сложные конгломераты в виде интегративных понятий и междисциплинарных комплексов [25]. Здесь можно сравнить современные понятия с понятиями, присущими экспертам. В работе М.А. Холодной [26] было показано, что экспертам трудно эксплицировать критерии своих оценок, поскольку их ментальные структуры, лежащие в основе экспертного мнения, максимально интегрированы, обобщены, содержат в латентном состоянии большое число концептуальных структур, расчленение которых вызывает сложности и часто ведет к потерям основы суждения. То есть концепты, которые были актуализированы на предыдущих стадиях развития концептуальных схем, перешли в состояния максимальной интегрированности, стали имплицитными, достигая нерасчлененности и интуитивности в оценке ситуации. Аналогично происходит и с историей развития современных понятий, которые перешли на уровень интегративных комплексов, вобравших в себя предыдущие стадии концептуального анализа. Все авторы отмечают интегративность выделяемых понятий и их междисциплинарный характер.
9 Таким образом, можно фиксировать эпистемологическую сложность и латентность, где научный дискурс задает возможные решения при гибкости понятийной сети. Антиномичность понятийной сети можно проиллюстрировать на примере соотношения понятий Индивидуального и Коллективного субъекта, как видимых противоречий межу единичным и общим, частным и универсальным. Однако это – кажущееся противоречие поскольку в данных понятиях заложено их тесное взаимодействие и взаимоотношения. Коллективный субъект состоит из индивидуальных субъектов разной степени сложности, что порождает и напряжение внутри него. С другой стороны Индивидуальный субъект включает коллективные цели, идеалы, коллективную рефлексию, потребность отношений с Другими, способности понимать и интерпретировать мир в координатах Я – Другой, проникновение в социальные представления, чувства, переживания, коллективные смыслы и временную перспективу. То есть антиномия индивидуальный и коллективный субъект создает постоянное движение, напряжение, раскачивание и развитие и того и другого понятия, его полидетерминацию, саморазвитие и реализацию.
10 Таким образом, данные примеры показывают, что современная понятийная сеть (рассмотренная только в рамках представленных понятий) обладает признаками пост-постнеклассической методологии (метамодернизма). Во-первых, даже приведенные примеры понятий свидетельствуют о невозможности матричной классификации. Несомненно, современные понятия описываются только по сетевому принципу, но с выделением условно узловых понятий (Индивидуального и Коллективного субъектов). Понятия обладают многоаспектностью, нарастающей сложностью, включающей многие концептуальные структуры, образующие интегративные понятийные конгломераты, для которых характерна латентность и субъектность построения. А.Л. Журавлев указывает: «Одним из бесспорных теоретических достоинств понятия “субъект” является его интегральный характер и возможность использования в психологии для обозначения характеристик как индивида (“индивидуальный субъект”), так и группы (“групповой, коллективный субъект”). То есть понятие “субъект” позволяет выявлять общее в психологических свойствах личности, малой и большой группы и общества в целом» [7, c.119]. Схема сетевой организации рассматриваемых понятий представлена на Рис.1.
11 НОВЫЕ ПОНЯТИЯ В ПСИХОЛОГИИ
12

13 Проведенный анализ в рамках рассматриваемых конструктов, свидетельствует о появлении новых понятий в современной психологии. Это понятия Модели психического, Контроля поведения, Субъективного возраста, Жизнеспособности. Эти понятия имеют непродолжительную историю и отражают общие тенденции психологической науки к интегративным конструктам, основанным как на парадигмальных пересечениях, так и на междисциплинарных связях. Так, например, понятие Модели психического (Theory of mind) возникло на пересечении разных областей психологической науки: когнитивной, социального познания, психолингвистики, метакогнитивного подхода. Проведенное сравнение понятий модели психического, социального познания, ментализации, “чтения психического”, социального и эмоционального интеллекта показало, что они связаны с понятием модели психического, но детализируют и расширяют поле изучения, порождая новую перспективу в разработках представлений о внутреннем мире человека, его понимании социального мира. Модель психического может рассматриваться как психологический механизм и социального познания, и ментализации, и “чтения психического”, социального и эмоционального интеллекта. Обоснование данного понятия послужило основой развития подхода “модель психического”, вызвало взрыв исследований данной интегративной способности понимания социального мира и себя в нем, к сожалению, в основном в зарубежной психологии. Так число обращений к данному термину с периода 1975−1980 годов до 2010−2015 возросло почти в 50 раз, что свидетельствует о значительном научном интересе и признании данного понятия [24].
14 Другой пример связан с понятием Жизнеспособности. Понятие “жизнеспособность” (resilience) первоначально было разработано в физике материалов, затем появилось в биологии, философии, экологии, социальных науках. Концепция жизнеспособности утверждается в качестве доминирующей в области управления системами, природными и человеческими ресурсами. То есть изначально оно даже не было психологическим или биологическим, носило скорее междисциплинарный и универсальный характер, обозначая формы активности и адаптивности систем и сохранение ими упругости, способности к восстановлению при внешних воздействиях. В психологической науке оно развивается на пересечении психологии развития, социальной психологии, психофизиологии, патопсихологии и др., становится междисциплинарной областью (социологии, экологии, например, экологическая жизнеспособность) широко востребованным практикой конструктом [10]. В психологической науке данное понятие только последние десятилетия начало интенсивно изучаться, при этом оно претерпело изменения: сместился фокус интереса – от концентрации работ на защитных механизмах к поиску внешних и внутренних детерминант развития, изучению особенности развития данной способности в разные периоды детства и в популяции, а также анализу микро- и макросистемных воздействий экологических систем (природных и социальных). А.В. Махнач указывает, что современное представление о жизнеспособности включает в себя способность человека как к восстановлению и преодолению неблагоприятных жизненных обстоятельств и событий, так и выходу на более высокий уровень развития, используя для этого все возможные внутренние и внешние ресурсы. Данное понятие не может быть сведено к таким феноменам, как защитные механизмы личности, способность к совладающему поведению, локусу контроля, силе духа, или ресурсам человека, хотя и тесно взаимосвязано с ними. Он считает, что «Развитие психологии как науки закономерно приводит к появлению понятий, которые являются во многом зонтичными с широким интерпретационным полем. Жизнеспособность можно рассматривать как “зонтичный” термин для психологических ресурсов, которые имеют решающее значение для человека. В таком понимании термин становится еще более обобщающим и менее формализованным, что, несомненно, увеличивает сложность сопоставления результатов различных исследований, поскольку налицо отсутствие согласованности по всему понятийному полю” [10, с. 549−550]. Рассматривая жизнеспособность, как зонтичный тип понятия, автор указывает на его онтологическую связь и взаимопересечение с другими понятиями: Индивидуальные психологические ресурсы, Личностный потенциал, Саморегуляция, Совладение, в контексте экологических систем, к которым можно добавить Контроль поведения, Интеллект, Психологические отношения. Это не противоречит зонтичному типу данного понятия, а означает его сложность и интегративность.
15 Как было показано, Контроль поведения составляет ресурсную индивидуальною основу жизнеспособности человека. Это новое для психологической науки понятие, не сводимое к понятиям саморегуляции, когнитивной, волевой или эмоциональной регуляции поведения [23]. Оно представляет индивидуальное сочетание ресурсов человека, позволяющее реализовать его способности (когнитивные, эмоциональные, волевые) и создающее уникальный индивидуальный паттерн регулятивных возможностей субъекта. Теоретическое и эмпирическое обоснование данного конструкта еще требует решения многих вопросов о соотношении внутренних и внешних ресурсов, ограничениях и возможностях интерпретации контроля поведения. Выделение данного конструкта в систему регуляторных возможностей субъекта позволяет также перейти к интеграции ранее разрозненных психологических понятий и вписать его в широкий континуум организации поведения.
16 Субъективный возраст новый конструкт, раскрывающий возможности самовосприятия возрастной идентичности. Он отличается от биологического, социального, психологического возрастов, не инициирует нового подхода, его скорее можно рассматривать как расширение и уточнение понятия возрастной идентичности. Субъективный возраст человека становится стержневым образованием в психической организации и поведении человека, выступая психологическим механизмом регуляции поведения, преодоления стрессовых ситуаций, включая старение. Все это служит доказательством его самостоятельного понятийного значения. Перспективы развития понятия видятся в выявлении его теоретического места в системно-субъектном подходе взаимодействия субъекта и личности [21].
17 Все рассмотренные новые понятия, с одной стороны, являются “зонтичными”, т.е. включают разнородные, но связанные между собой составляющие. Так, например, модель психического – это не только распознавание и понимание эмоций, но также понимание неверных мнений и обмана, а еще – небуквальных высказываний и других скрытых ментальных состояний. Вместе с тем, все эти составляющие “зонтичного” понятия вбирают в себя другие концептуальные понятия. Например, для модели психического – это такие, как: “Я”, личность, интеллект, ментальные репрезентации, ментальный опыт, способности, исполнительные функции и др., которые при этом становятся интегративными понятиями, более сложными по своей архитектуре и системной организации, выступая как самостоятельные, не сводимые к своим составляющим или другим понятиям.
18 Все авторы приведенных понятий рассматривают историю их возникновения, описывают истоки образования, концептуализируют содержание и определяют место в системе современной психологической науки. Однако каков критерий образования нового понятия?
19 Богданович Н.В. [1] выделяет следующие критерии категориального статуса понятия на основе обобщения разных подходов в отечественной психологии. Первый критерий состоит в несводимости к другим и не выводимости из других (М.Г. Ярошевский). Авторы, разрабатывающие новые понятия, достаточно подробно обосновали данный критерий их категоризации – они не выводимы из других и не сводимы к другим понятиям.
20 Второй критерий – методологический – категория должная быть связана с основными принципами науки и ее предметом. В работах авторов обоснованы основные методологические принципы психологической науки. В большинстве случаев – это принцип системности и субъектности.
21 Третий критерий заключается в том, что категории должны состоять в определенном соотношении друг с другом – критерий систематизированности (Б.Ф.Ломов) [9]. Вводя новые понятия в современную психологию, авторы указывают на системный характер понятий, интегрированность их составляющих. Наконец, четвертый критерий – принципообразующий – утверждает, что каждая категория должна выдвинуть новый принцип науки. Этот критерий не применим к выделенным новым понятиям. По-видимому, во-первых, мы рассматриваем понятия, а не категории. Во-вторых, новые концепты, складывающиеся в научной системе, не сразу могут породить принципы, для этого требуется достаточно значительный эволюционный этап в их развитии. Но принципообразующий критерий применим к рассмотренным нами метапонятиям: Индивидуальному и Коллективному субъекту. Данные метапонятия отвечают всем трем предыдущим критериям категории, а также образуют принципы психологической науки.
22 В российской психологической науке понятие субъекта сейчас играет системообразующую роль и привлекает внимание многих ученых. В нашей науке сформировалась новая область исследований – психология субъекта, в которой фактически представлена история главных проблем психологической науки XXI века. Это проблемы соотношения биологического и социального, сознательного и бессознательного, внешних причин и внутренних условий в детерминации психики, представление о субъекте развития, жизнедеятельности, субъекте деятельности. Следовательно, понятие субъекта обрело статус системообразующей, методологической категории, став методологическим принципом психологической науки.
23 Понятие Коллективного субъекта, хотя и взамосвязано с понятием Индивидуального субъекта, но представляет собой самостоятельную метакатегорию. Понятие Коллективный субъект имеет собственные критерии и свое поле онтологически связанных понятий, одни из которых прямо включены в него, например, Психологические отношения, Социальные представления, Коллективный образ будущего, Менталитет. Другие косвенно или опосредованно с ней связаны, например. жизнеспособность группы, общества, коллективная интенция, групповой дискурс, общие дискурсивные способности, совместная регуляция (контроль поведения), понимание себя и другого (модель психического), интеллектуальный потенциал или ресурс группы (интеллект) и другие [7]. Следовательно, данное понятие обретает статус категории в психологии, также как понятие Индивидуального субъекта, отвечая признакам несводимости к другим и не выводимости из других понятий, включает систему понятий (системообразующий принцип), имеет обоснованный методологический статус среди других понятий и соответствует критерию приципообразования, раскрывая принцип субъектности групп, коллективов в социально-психологическом пространстве исследований.
24 Несмотря на продолжительную историю развития понятия субъекта, Коллективный субъект можно отнести к числу новых понятий психологической науки, задающих новое направление поисков в социогуманитарных областях и психологической науке, в частности [8, 17,18].
25 Анализ других понятий, хотя и не позволяет отнести их к новым в современной психологии, но они существенно изменились на данном методологическом этапе своего развития.
26 В чем состоят изменения понятий на текущем этапе анализа?
27 Первая отличительная черта современных понятий – их интегративный и междисциплинарный характер. Вторая – состоит в изменении содержания самого понятия, т.е. отражает не только расширение его использования в тематическом поле, но и изменение собственно содержания понятия. Например, понятие Интеллекта стало использоваться для характеристики не только при фиксации способности решения некоторых типов задач, но и исследовании порождения ментальных структур, выделении ментального и интенционального опыта, попытке связать интеллектуальные способности с понятийными.
28 Или, например, понятие Коллективный образ будущего, в основе которого лежит представление о временной перспективе, не только расширяется до коллективных представлений о будущем, но и рассматривается как характеристика коллективной субъектности, т.е. авторства коллектива (вера в способность влиять на обстоятельства, уверенность в достижениях, оптимизм, понимание перспектив развития).
29 Такое традиционное понятие как Индивидуальный субъект серьезно расширило свое понятийное пространство (выделены критерии, показана полидетерминированность его развития, разные аспекты его реализации, описана возможность выделения функций). Предпринята попытка представить соотношение данного понятия с метакатегорией личности, выделены их взаимосвязи и взаимодействия как двух ипостасей психической организации человека. Кроме того, понятие Индивидуального субъекта породило становление Коллективного субъекта, качественно отличного образования, побуждающего к развитию социоцентрированных тематических полей в психологии.
30 Как уже отмечалось нами, современные понятия не сводимы к классификациям А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского, варианту А.В. Петровского и В.А. Петровского, или системе К.К. Платонова, не могут быть представлены в координатах развития психологического знания Я.А. Пономарева [16]. Кроме того, современные психологические понятия хотя и связаны с общенаучными философскими категория, но обладают своей логикой образования и эволюции. Несмотря на стройность и конструктивность идей вышеуказанных исследователей, следует признать невозможность категоризации психологических понятий в настоящее время в их координатах, что связано с изменением общенаучных методологических принципов. Представленные классификации в большей степени описываются критериями классической или неклассической методологии, чем постнеклассической или пост-постнеклассической (см часть I статьи).
31 Современные понятия отличается многоаспектностью, нарастающей сложностью, включающей многие концептуальные структуры, образующие интегративные понятийные конгломераты, для которых характерна латентность и субъектность построения. Кроме того, многие авторы показали динамичность развития данных понятий, которая с одной стороны демонстрирует преемственность и непрерывность их изменений, эволюцию понятийных полей, с другой стороны динамичность и подвижность самой понятийной структуры, осваивающей новые тематические пространства в теории и исследовательской практике.
32

Третье отличие современных понятий состоит в ином типе структурной организации. Это уже не отдельные понятия типа Образа, Мотива, Действия и т.п., а сплав в интегрированные понятийные образования, в которых имплицитно представлены многие базовые психологические конструкты, которые трудно уже эксплицировать как единичные. Если обратится к понятию Коллективного образа будущего, то автор указывает на составляющие этого понятия: коллективные цели и планы, объединяющие и координирующие усилия группы, групповые ожидания, которые необходимо учесть, групповые мечты представления о желательных для группы изменениях в обществе, коллективные страхи– представления об угрозах для индивидуального и коллективного благополучия, коллективные идеалы– желаемые ситуации и результаты, составляющие саморефлексии и авторства коллективного субъекта [11]. Этот список составляющих структуры можно продолжить и/или дополнить, например, понятиями Социальных представлений, порождающих ожидания, цели, смыслы. Или понятием Модели психического как основы соотнесения понимания ментальных состояний себя и других людей, без чего невозможна взаимная связанность представлений, целей, желаний и других характеристик членов группы, контроля поведения – основы субъектной регуляции, направляющей образование совместной регуляции, дискурса и интециональных полей как основы коммуникативных взаимодействий и других понятий. Т.А. Нестик указывает на включенность понятия Коллективного образа будущего в понятие Коллективного субъекта, который объединяет в себе еще более широкий круг понятийных пространств современной психологической науки. Латентным в данном понятийном конструкте остается, например, понятие Менталитета, которое также должно оказывать воздействие на образ будущего, интеллект, необходимый как когнитивный ресурс, и другие не менее важные понятийные образования, необходимые для развертывания и развития данного понятия. Мы попытались показать некоторые явные существующие взаимосвязи рассматриваемых понятий (рис.1), в которых не представлены латентные понятийные структуры и потенциал развития понятий. Анализ последних требует специальной работы, являющейся перспективой будущих исследований.

33 Сложность структурной организации современных понятий аналогична понятийным способностям экспертов [26], где сплав и интегрированность достигают такого уровня, на котором, попытка дифференцированного выделения признаков приводит к потере сути и возможности эффективного использования знания. Это, безусловно, не означает, что не могут быть выделены составляющие понятия, но свидетельствует о очень высоком уровне интегрированности, что осложняет данный процесс, с одной стороны, а другой – знаменует переход к иному типу организации понятийной структуры, а именно свернутому, сжатому, максимально интегрированному, и поэтому часто ускользающему от точных определений.
34 Еще одна характеристика современных понятий – их субъектность. При этом субъектность понятий выступает в двух смыслах: как разработчика и творца понятийного анализа, со своим пристрастным отношением и оптикой анализа психологических феноменов, выбором методологических подходов и их пересечений. Несмотря на высокую субъективность понятийного анализа, следует указать на обращение фактически всех авторов к понятию субъекта (индивидуального и коллективного), что служит дополнительной основой выделения категорий Индивидуального и Коллективного субъекта как узловых в понятийной сети.
35 Подводя краткий итог анализу современных понятий, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что они отражают новый этап развития методологии науки, этап метамодернизма, с максимальной пластичностью понятийных полей, сетевым принципом их организации, иным типом построения понятий, нарастающей сложностью, динамичностью, латентностью, антиномичностью, отражая как эволюцию развития психологической науки, так и познания в целом.
36 В настоящем анализе был представлен ограниченный круг понятий, которые разрабатываются в Институте психологии РАН. Авторы понимают локальный характер данного анализа и его дискуссионность. Данная попытка – это приглашение к диалогу, начало трудного, но необходимого этапа методологической работы в области ее основы – понятийного поля отечественной психологической науки.

References

1. Bogdanovich N.V. Sub"ekt kak kategoriya otechestvennoj psihologii: istoriya i sovremennoe sostoyanie. Sub"ekt, lichnost' i psihologiya chelovecheskogo bytiya. Eds. V.V. Znakov i Z.I. Ryabikina. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2005. P. 58−84. (In Russian)

2. Gusel'ceva M.S. Kul'turnaya psihologiya: metodologiya, istoriya, perspektivy. Мoscow: Prometej, 2007. (In Russian)

3. Gusel'ceva M.S. Evolyuciya psihologicheskogo znaniya v smene tipov racional'nosti. Мoscow: Akropol', 2013. (In Russian)

4. Gusel'ceva M.S. Princip razvitiya v psihologii: vyzovy poliparadigmal'nosti i transcisciplinarnosti. Princip razvitiya v sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2016. P. 31−61. (In Russian)

5. Gusel'ceva M.S. Perspektivy razvitiya psihologicheskogo znaniya: blesk i nishcheta prognozov. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Ed. A.L. Zhuravleva, A.V. Yurevicha. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 628−670. (In Russian)

6. Gusel'ceva M.S., Izotova E.I. Pozitivnaya socializaciya detej i podrostkov: metodologiya i empirika. Мoscow: Smysl, 2016. (In Russian)

7. Zhuravlev A.L. Kollektivnyj sub"ekt kak fenomen i ponyatie v sovremennoj psihologii. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 116−162. (In Russian)

8. Zhuravlev A.L., Sergienko E.A. Sovremennye ponyatiya v psihologicheskoj nauke: popytka analiza. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 5−62. (In Russian)

9. Lomov B.F. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy psihologii. Мoscow: Nauka. 1984. (In Russian)

10. Mahnach A.V. Zhiznesposobnost' cheloveka: novoe ponyatie i novye vyzovy. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 533−561. (In Russian)

11. Nestik T.A. Kollektivnyj obraz budushchego. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 401−431. (In Russian)

12. Petrovskij A.V., Yaroshevskij M.G. Osnovy teoreticheskoj psihologii. Мoscow: INFRA-M, 1998. (In Russian)

13. Petrovskij A.V., Petrovskij V.A. Kategorial'naya sistema psihologii. Voprosy psihologii. 2000. №. 5. P. 3−17. (In Russian)

14. Petrovskij A.V., Yaroshevskij M.G. Teoreticheskaya psihologiya: Uchebnoe posobie dlya stud. Psih. fak. Vyssh.ucheb. zavedenij. Мoscow: Izdatel'skij centr “Akademiya”, 2001. 496 p. (In Russian)

15. Platonov K.K. O sisteme psihologii. Мoscow: Mysl', 1972. (In Russian)

16. Ponomarev Ya.A. Metodologicheskoe vvedenie v psihologiyu. Мoscow: Nauka. 1983. (In Russian)

17. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Eds. A. L. Zhuravlev, A.V. Yurevicha. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 332−367. (In Russian)

18. Problemy sub"ektov v postneklassicheskoj nauke. Preprint Ed. V.I. Arshinov i V.E. Lepskij. Мoscow: Kogito- Centr, 2007. (In Russian)

19. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 401−431. (In Russian)

20. Sergienko E.A. Psihologiya sub"ekta: poiski i resheniya. Psikhologicheskii zhurnal. 2008. V. 29. №. 2. P. 16−28. (In Russian)

21. Sergienko E.A. Sub"ektivnyj vozrast cheloveka- rasshirenie ponyatie vozrastnoj identichnosti. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 561−592. (In Russian)

22. Sergienko E.A., Znakov V.V., Harlamenkova N.E. Individual'nyj sub"ekt v psihologii. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 63−116. (In Russian)

23. Sergienko E.A., Vilenskaya G.A. Kontrol' povedeniya – integrativnoe ponyatie psihicheskoj regulyacii. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 343−379. (In Russian)

24. Sergienko E.A., Lebedeva E.I., Ulanova A.YU. Model' psihicheskogo – sposobnost' ponimaniya mira lyudej. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Otv. red. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Мoscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 269−343. (In Russian)

25. Sergienko E.A. Ot differenciacii k integracii podhodov i kategorij v sovremennom psihologicheskom znanii. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Eds. A. L. Zhuravlev, A. V. Yurevich. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 308−331. (In Russian)

26. Holodnaya M.A. Struktura i funkcii estestvennogo intellekta v kontekste problemy iskusstvennogo intellekta. Iskusstvennyj intellekt: mezhdisciplinarnyj podhod. Eds. D.I. Dubrovskij i V.A. Lektorskij. Мoscow: IInteLL, 2006. P. 149−162. (In Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate