On the contribution of K. K. Platonov to the development of problems of social psychology
Table of contents
Share
QR
Metrics
On the contribution of K. K. Platonov to the development of problems of social psychology
Annotation
PII
S020595920015237-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
V. Pozniakov 
Occupation: Leading research fellow
Affiliation: Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Yaroslavskaya st., bldn. 13
A. Zhuravlev
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Moscow, Yaroslavskaya st., bldn. 13
Pages
107-116
Abstract

The article presents some directions of K.K. Platonov's development of problems of social psychology. Platonov's significant personal contribution to the restoration of Russian social psychology and to the development of problems of theory, history and methodology is noted. K.K. Platonov's ideas about the subject of social psychology, its main sections and branches are analyzed. Platonov made a significant contribution to the development of such areas of social psychology as psychology of groups and collectives, social psychology of personality and social psychology of work. Platonov's ideas about the socio-psychological phenomena of group consciousness, psychological compatibility, communication and interpersonal relations, etc. are considered. An important role belongs to Platonov in the organization and participation in conducting theoretical and empirical studies of various kinds of collectives, socio-psychological climate and socialist competition. Theoretical and empirical studies of Platonov laid the foundation for a number of areas of Russian social psychology: social psychology of work, psychology of religion, research of the phenomena of group consciousness, psychology of interpersonal relations, etc.

Keywords
K.K. Platonov, social psychology, history of psychology, theoretical and methodological problems, psychology of groups and collectives, social psychology of personality, social psychology of work
Received
05.06.2021
Date of publication
12.06.2021
Number of purchasers
0
Views
18
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Константин Константинович Платонов, юбилею которого посвящена данная статья, является выдающимся отечественным психологом ХХ-го века (в июне 2021 года исполняется 115 лет со дня его рождения). Разносторонность и широта научных интересов К.К. Платонова, его вклад в разработку целого ряда отраслей и направлений психологической науки, сочетание интереса к теоретическим и методологическим проблемам психологии с не менее активным участием в разработке прикладных её отраслей являются признанными в научном сообществе бесспорными заслугами этого видного учёного [4, 5 и др.]. Вместе с тем, в истории отечественной психологии до сих пор сравнительно мало внимания уделялось анализу и оценке исследований и публикаций Платонова, посвящённых проблемам социальной психологии. В рамках данной статьи попытаемся, хотя бы в некоторой степени, компенсировать существующий недостаток. Предметом нашего анализа будут работы Платонова, специально посвящённые проблемам социальной психологии, особое внимание уделив следующим основным вопросам: предмет социальной психологии как отрасли психологической науки; представления Платонова о личности как объекте социальной психологии и его вклад в развитие социальной психологии групп и коллективов.
2 ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ КАК ОТРАСЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ
3 К проблемам социальной психологии Платонов обратился на достаточно позднем этапе своей научной биографии, в годы, совпавшие с периодом возрождения отечественной социальной психологии. Вместе с рядом ведущих представителей психологической науки и смежных наук, изучавших человека и общество, Платонов активно включился в дискуссию о предмете социальной психологии, возникшую в научном сообществе на рубеже 1950-х – 1960-х годов [3]. Работая с 1960-го года сотрудником сектора филосовских проблем психологии Института философии АН СССР под руководством Е.В. Шороховой, Платонов опубликовал ряд работ, непосредственно посвящённых проблемам социальной психологии. Вместе с Е.В. Шороховой и Н.С. Мансуровым он является автором одной из ключевых статей, где излагалась система оригинальных авторских представлений о предмете и задачах социальной психологии [26]. В том же 1963 году на Втором всероссийском съезде психологов эти учёные выступили с пленарным докладом, посвящённом проблемам социальной психологии, и организовали специальный симпозиум. Характерно, что в эти годы Платонов использовал для определения объекта этой науки и для её названия понятие “общественная психология”. Позднее, уже будучи сотрудником сектора социальной психологии Института психологии АН СССР, Платонов, используя для названия науки термин “социальная психология”, тем не менее, предпочитал для обозначения её объекта пользоваться термином “общественная психология”. Такое различение представляется не случайным, а принципиально важным и актуальным и на современном этапе развития научного психологического знания. Дело в том, что определение “социальный”, “социальное” нередко используются сегодня применительно к поведению не только человека, но и животных, включая даже микроорганизмы. Определение “общественный”, “общественное” сразу же обращает нас к человеку, как члену общества, представителю тех или иных социальных групп, общностей, и прямо указывает на специфику социально-психологических явлений, как явлений, порождаемых общественной жизнью человека в отличие от явлений, изучаемых общей психологией, которая так и называется, поскольку призвана изучать психические явления, свойственные не только человеку, но и животным.
4 В 1971 году вышла в свет брошюра Платонова “Что изучает общественная психология”. В этой брошюре Платонов кратко и в достаточно популярной форме излагает свои представления о предмете общественной психологии как отрасли психологической науки, её основных понятиях и феноменах, основных направлениях исследований. В вводной части этого издания Платонов подводит первые итоги дискуссий о предмете социальной психологии конца 1950-х – начала 1960-х годов, активным участником которых он являлся: “Всеми, пожалуй, без исключения советскими психологами сейчас признается существование психических явлений, свойственных индивидууму только тогда, когда он находится в группе других людей, а также психических явлений, не могущих быть у изолированного индивидуума, но свойственных группе людей в целом. Признана всеми и необходимость, даже более того – острая актуальность изучения этих явлений” [11, с. 4]. Здесь же Платонов рассуждает и о статусе общественной психологии, связывая его с вопросом о предмете и методе науки. Предмет общественной психологии, как и психологии в целом, по мнению Платонова, составляют психические явления. Общность предмета является главным аргументом в пользу того, что общественная психология является отраслью психологической науки, лежащей на её стыке с социологией.
5 Для того, чтобы правильно понять и оценить роль Платонова в возрождении отечественной социальной психологии и его место в развитии социально-психологического знания, необходимо представить исторический контекст, социально-политические условия того периода развития нашего общества. Советская психологическая наука успешно отстояла право на существование в качестве науки, имеющей своим предметом сферу психических явлений, как особого рода явлений, идеальных, субъективных, составляющих внутренний мир человека, принципиально отличных от явлений материального мира, существующих объективно и образующих внешний мир, внешние условия по отношению к явлениям психическим. Философскую основу научных представлений советской психологии составляли положения классиков марксизма, связанные с материалистическим пониманием психического, представления о диалектическом соотношении бытия и сознания. Однако представление о возможности распространения научного исследования субъективного мира человека на область явлений общественной жизни, возможность существования особой науки, призванной изучать групповые и массовые психические явления, встречало открытое сопротивление ортодоксальных сторонников марксистско-ленинской философии, которые считали, что единственно правильной научной теорией является исторический материализм, на основе которого возможно изучение и объяснение законов жизни общества, в том числе общественного сознания, а также развитие общественной психологии, направленной на его исследование. Поэтому единственно приемлемым путём “легализации” социальной психологии могло быть построение её на теоретическом фундаменте марксизма, с которым в то время не спорило большинство представителей психологической науки в СССР.
6 Именно этим можно объяснить и повышенное внимание психологов того периода к высказываниям классиков марксизма, посвящённым кругу явлений, которые потенциально привлекали внимание представителей возрождающейся отечественной социальной психологии. Между тем, в классических представлениях исторического материализма как категория общественного сознания в качестве реально существующей сферы общественной жизни, так и категория общественной психологии в качестве уровня общественного сознания, были достаточно традиционными и общепринятыми. Поэтому в целом ряде публикаций, вышедших в период возрождения социальной психологии в СССР, авторы часто использовали именно термин – “общественная психология”. Не был исключением и Платонов. Что касается окончательного закрепления за данной наукой в качестве названия термина “социальная психология”, думается, что во многом, это связано с тем, что он к тому времени был уже устоявшимся и общепринятым в международном научном сообществе. Ещё одним примером подобного “заимствования” названия отрасли науки (и тоже в конце 1950-х годов) является использование в отечественной психологии термина “инженерная психология”, который у неспециалистов в области психологии до сих пор вызывает непонимание (это что, психология, изучающая инженеров?). Сам Платонов неоднократно высказывался по поводу определения, что инженерная психология является не чем иным, как составной частью или одним из направлений психологии труда [12 и др.].
7 Однако обращение к категории “общественная психология” было не только данью господствующей идеологии и философии. Оно (АЛ: должно быть про категорию) несло в себе очень важный смысл и значение, актуальность которых стала особенно понятной в последующие годы. Если в мировой социальной психологии основными объектами эмпирических, в том числе экспериментальных, исследований выступали преимущественно малые группы, то система понятий, представленных в русле возрождавшейся отечественной социальной психологии, изначально была обращена к более широкому кругу явлений, носителями которых являлись не только отдельные индивиды и малые группы, но и большие социальные группы, носители массовых психологических явлений. В качестве примеров таких массовых социально-психологических явлений Платонов (во многом предваряя последующие их теоретико-эмпирические исследования, проводившиеся уже в Институте психологии АН СССР) называет социалистическое соревнование, общественное настроение и мнение, моду, коллективное мышление, социально-психологический климат и др.
8 Не менее важным положением, определяющим специфику явлений, которые призвана изучать социальная психология, является исходное теоретическое представление Платонова о том, что носителями, субъектами этих явлений выступает не только отдельный человек, индивид, но и группа людей, социальная общность. При этом, опираясь на философские взгляды представителей исторического материализма, Платонов подчёркивает, что нельзя противопоставлять индивида и общество как носителей разных сущностей. И отдельный человек, личность, и социальная группа, а тем более коллектив, изначально являются носителями в первую очередь социальных качеств. Это положение составляет теоретическую базу представлений Платонова в области социальной психологии, образуя “концептуальный треугольник”, где в качестве третьей вершины в системе понятий, разрабатываемых им, выступает труд как основной вид общественной деятельности личностей, объединённых в коллективы. Стороны этого “концептуального треугольника”, выражающие взаимосвязи между фундаментальными категориями, образующими его вершины, и являлись основными направлениями теоретико-эмпирических исследований ученого в области социальной психологии. “Личность и труд”, “Личность и коллектив”, “Коллектив и труд” – вот основные направления этих исследований, два из которых послужили основанием фундаментальных монографических работ, выполненных под руководством Платонова и при его непосредственном авторском участии [6, 7].
9 Но вернёмся к исходным представлениям Платонова о предмете социальной психологии, раскрываемом в системе основных её понятий. Построением системы понятий психологической науки Платонов занимался на протяжении всей творческой жизни. Интерес к этой проблеме, как указывает сам автор в своих воспоминаниях, возник у него ещё в юношеские годы после беседы с другим выдающимся учёным – Владимиром Михайловичем Бехтеревым. Узнав о первых научных опытах Платонова, связанных с попытками систематизации беспозвоночных обитателей его региона, Бехтерев посоветовал ему обратиться к систематизации психических явлений, где, по его мнению, в то время царил “долиннеевский хаос” [20]. Исключительную важность разработки системы понятий психологической науки Платонов подчёркивал практически во всех своих крупных трудах. Наука – это система теорий, а теория – это система понятий – неоднократно высказывался он. Но наиболее полно и концентрированно представления Платонова о системе понятий психологической науки в целом, и социальной психологии в частности, представлены в двух монографиях, специально посвящённых этой проблеме, одна из которых стала последним прижизненно изданным крупным произведением мастера [17, 18]. В качестве таких понятий Платонов выделяет два: отражение как психическое отражение явлений объективного мира в психике субъекта (понимаемое, в соответствии с господствовавшими в те годы философскими представлениями о теории отражения, с опорой на работы В.И. Ленина) и взаимодействие. Первая пара категорий “отражаемое” и “отражённое” позволяет Платонову чётко различать явления социальной (или общественной, по его терминологии) психологии, выступающие объектами социально-психологического исследования, и явления, представляющие собой знания в области социальной психологии, где термин “социальная психология” используется уже в гносеологическом смысле для обозначения научных фактов и представлений, накопленных в ходе теоретических и эмпирических исследований. Использование одного и того же термина для обозначения как онтологических сущностей (отражаемого в терминологии Платонова), так и гносеологических явлений (отражённого по Платонову) заставляет и современных авторов каждый раз пояснять смысл используемых понятий.
10 Что касается категории “взаимодействие”, введение которой в качестве базовой для анализа социально-психологических явлений Платонов, в духе господствовавших в те годы философских учений, также связывает с представлениями классиков марксизма, эта категория и сегодня определяется ведущими специалистами в области социальной психологии в качестве базовой в системе её понятийно-категориального аппарата [24 и др.]. Именно взаимодействие, а точнее – социальное взаимодействие (межличностное и межгрупповое) выступает системообразующим основанием самых разнообразных социально-психологических явлений. В этой связи нельзя не сказать о другой базовой категории, которая, наряду с категорией “взаимодействие”, составляет фундамент социально-психологических понятий в теоретических представлениях другого видного отечественного психолога, практически современника Платонова. Это категория “психологическое отношение”, а точнее, применительно к социальной психологии – “взаимоотношения”, предложенная в качестве центральной категории социальной психологии В.Н. Мясищевым [8 и др.]. В трактовке данного понятия взгляды названных авторов не полностью совпадают. В системе психологических понятий, разрабатываемых Платоновым, отношение определяется как одна из сторон сознания, наряду со знанием и переживанием. Для Мясищева отношение, с одной стороны, является базовой психологической категорией, методологическим принципом, раскрывающим сущность всех психических явлений как субъективной связи субъекта психических явлений с объектами окружающего мира. А с другой – представляет особый класс психических явлений, отличных от других классов (психических процессов, состояний и свойств личности), для определения которых Мясищев использует термин психические образования.
11 Несомненной заслугой Платонова и одним из его вкладов в построение социально-психологической теории является анализ соотношения понятий общественные отношения и психологические отношения. Представления Платонова об этом соотношении были предметом его дискуссий с Мясищевым, представлены в ряде публикаций Платонова и получили наиболее чёткое оформление в определении понятия социально-психологические отношения в одной из совместных публикаций автора еще с тремя известными советскими социальными психологами[27].
12 Понятие “отношение” Платонов изначально связывает с понятием “общение” и с совместным трудом как историческим фактором формирования человека и человеческих общностей: “Общение − это осознанные взаимосвязи людей, входящих в любую человеческую общность. Именно общение имеет наиболее существенное значение для формирования таких человеческих общностей, как первобытная орда, родовая община, племя, народность, нация, государство. Для общественной психологии важно, что объективная нужда в общении становилась первой жизненной социальной потребностью, возникающей в процессе труда, способствующей разделению труда и преобразовавшейся в процессе труда” [11, с. 11]. Далее автор приводит различные классификации форм общения и их основные группы: общение личное и массовое, непосредственное и опосредованное, эмоциональное и интеллектуальное. И, наконец, определяет связь совместного труда и общения с общественными отношениями: “Совместный труд и многообразные виды общения превращали человеческие исторические виды общностей в человеческое общество. А проявлялись они в самых различных формах объективных отношений, в которые вступают люди в процессе своей деятельности” [там же, с. 12]. При этом Платонов последовательно придерживается взглядов Маркса на сущность производственных отношений как основы всех надстроечных социальных явлений: религии, нравственности, права, искусства, науки, идеологии и политики. И здесь в качестве специфического предмета социальной психологии Платонов выделяет психологические отношения (автор использует термин “субъективные личностные отношения”): “Под влиянием объективных производственных отношений коренным образом видоизменяются половые, игровые, учебные, трудовые; возникают новые: эстетические, религиозные, нравственные, правовые, политические и все другие отношения, определяющие сложность и многообразие жизни людей. Но все эти объективные отношения не являются предметом изучения общественной психологии. Ее предмет составляет изучение отражения этих реальных, объективных отношений, представляющего собой субъективные, личностные отношения, как психические явления, возникшие при общении” [там же]. Наряду с термином субъективные личностные отношения, применительно к социально-психологическому исследованию и анализу группы Платонов использует в рассматриваемой работе два других термина: межличностные отношения и отношения группы: “Личностные отношения — это отражение человеком тех объективных отношений, в которых предметы и явления реального мира находятся с ним. Их изучает индивидуальная психология. Предметом общественной психологии, исходя из данного выше ее общего определения, являются межличностные отношения в определенной группе, как отражение каждым членом этой группы объективных взаимоотношений, сложившихся между ее членами, при жизненном общении. В каждой группе существуют личности с более отчетливо выраженными личностными отношениями; существует в группе и ряд личностей с более или менее одинаковыми отношениями. И те и другие определяют отношения группы в целом как социально-психологическое массовидное явление” [там же, с. 14].
13 По существу впервые делается попытка классификации психологических отношений, основным критерием которой выступает определение субъектов этих отношений: личность как индивидуальный субъект психологического отношения к явлениям и объектам окружающего мира (в том числе, к другим людям, социальным группам и самому себе), межличностные отношения, как взаимные отношения, складывающиеся между людьми в разных сферах совместной жизнедеятельности и в разного вида социальных общностях, и, наконец, группа или коллектив как групповой или коллективный субъект психологических отношений. В последующих публикациях, в частности в коллективной статье, посвящённой проблемам социалистического соревнования, последние два вида отношений будут определяться авторами как социально-психологические отношения [27].
14 В период работы в секторе философских проблем психологии Института философии АН СССР и позднее – в секторе социальной психологии Института психологии, Платонов неоднократно обращается к известному высказыванию Маркса о том, что сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду, но ею является совокупность общественных отношений. Полемизируя с авторами, которые механически переносили это высказывание для характеристики понятия личность, Платонов выступал против такого грубого искажения представлений Маркса, подчёркивая, что в данном случае речь идёт именно о сущности человека, а не об определении личности. Для Платонова такое уточнение было принципиально важно именно в связи с его общетеоретическими представлениями о личности в целом и о личности как объекте социальной психологии в частности.
15 ЛИЧНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
16 Проблема личности как объекта социальной психологии и как одного из центральных её понятий привлекала внимание Платонова на протяжении всех последних лет его научной жизни [9, 10, 13, 15, 19 и др.]. Платонов принимал самое активное участие в целом ряде научных симпозиумов и конференций, посвящённых проблеме личности, дискутируя с маститыми учёными, философами, социологами и психологами, отстаивая своё авторское понимание сущности личности как объекта научных исследований и её специфики как предмета психологической науки, и, в частности, социальной психологии. В своём авторском определении личности, получившем широкую известность и признание в отечественной науке, Платонов опирается на теоретические представления С.Л. Рубинштейна о переживании, познании и отношении как атрибутах сознания. «Личность – это человек как субъект переживания, познания мира и активного отношения к нему, проявляющегося в творческой деятельности. А так как переживание, познание и отношение – атрибуты сознания (здесь автор даёт ссылку на монографию С.Л. Рубинштейна “Бытие и сознание”) …, то это определение может быть уложено в более краткую форму: личность – это человек как носитель сознания» [15, с. 80−81].
17 Личный, авторский вклад Платонова в систему научных знаний в области социальной психологии личности связан с разработкой истории формирования научных представлений о личности в психологии [17 и др.]. Анализируя содержание и развитие этих представлений от античности до современности, Платонов критикует как биологизаторские тенденции, связанные с упрощёнными, вульгарно-материалистическими представлениями, так и социологизаторские тенденции, связанные с пренебрежением или отрицанием роли биологических, наследственных факторов в формировании и развитии личности. Собственные представления Платонова о личности как субъекте сознания, субъекте социальной жизнедеятельности, общественных отношений и исторического процесса базируются на философских представлениях С.Л. Рубинштейна о личности как целостной совокупности внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия. Эти представления, по мнению Платонова, являются теоретической основой для личностного подхода к исследованию любых психических явлений. И это дало ему основание обосновать личностный подход в качестве одного из методологических принципов советской психологии [10, 14 и др.].
18 Уже в одной из первых своих публикаций, посвящённых проблемам социальной психологии, Платонов начинает содержательный анализ явлений общественной психологии с обращения к категории “личность”. “Но что такое личность?” – спрашивает Платонов. И отвечает на этот вопрос: “Это то внутреннее содержание человека, которое проявляется в общении с другими, через других. Во взаимоотношениях с другими людьми человек обнаруживает все свои свойства и качества − доброту или злость, старательность или недобросовестность, грубость или мягкость, принципиальность или беспринципность и т.д. Только вступая в общение с другими людьми, он становится личностью” [11, с. 6]. Тем самым, социально-психологический аспект проблемы личности изначально связывается Платоновым с такими базовыми категориями, как взаимодействие, взаимоотношения и общение.
19 В качестве одного из ключевых положений социальной психологии, строящейся на философском фундаменте марксизма, Платонов формулирует идею социальной детерминации и обусловленности свойств личности: “Личность всегда продукт исторически данного общественного строя, господствующих в нем общественных отношений. В марксистской философии человеческий индивид рассматривается как продукт общественного развития, субъект разносторонней человеческой деятельности − труда, общения и познания, обусловленный конкретно-историческими условиями жизни общества” [там же, с. 7].
20 Далее, ссылаясь на известные высказывания К. Маркса по поводу принципиального различия проявлений активности личности в группе от активности отдельного индивида, Платонов указывает на то, что спецификой предмета социальной психологии в изучении личности является то, что эта наука изучает психические процессы, происходящие у личности, включённой в коллектив, во взаимодействие с другими людьми. Поэтому объектами социально-психологического исследования должны выступать не только отдельные личности, но и сами человеческие сообщества: группы и коллективы. При этом психологические явления, свойственные как отдельным личностям, так и социальным группам должны изучаться с позиций марксизма как обусловленные влиянием общества, общественных законов развития. «Таким образом, − заключает автор, − индивидуальная психология изучает личность, а общественная психология − коллектив. В общественной психологии прежде всего исследуются такие явления, которые находятся за границами индивидуальной психологии − различные виды психологических контактов: подражание, внушение, психическое “заражение”, эмоциональное сопереживание и т.д., которые не свойственны отдельной личности как таковой» [там же, с. 9].
21 Принципиальным и важным вкладом Платонова в социальную психологию личности стала разработка представлений о ее динамической функциональной структуре. Основные положения этой концепции изложены в целом ряде авторских публикаций [9, 15, 17, 19 и др.] и многократно являлись предметом историко-психологического анализа [1, 2 и др.]. В рамках этой концепции психологические свойства личности объединяются в иерархически организованные подструктуры в зависимости от соотношения биологической и социальной обусловленности их формирования. “Особое значение этой иерархии для социальной психологии, − как отмечает сам автор, − заключается в соответствии основных четырёх подструктур личности, как и двух наложенных на них (характера и способностей), с необходимыми уровнями их анализа” [15, с. 82]. Социально-психологический уровень анализа личности автор связывает с изучением четвёртой, высшей её подструктуры – направленностии двух “сквозных” подструктур – характера и способностей. Эти представления до сих пор сохраняют значение одной из основных социально-психологических теорий личности [24 и др.]. Существенным вкладом Платонова в разработку методологических проблем социальной психологии стал метод обобщения независимых характеристик, предложенный и апробированный им во многих академических и прикладных исследованиях [16 и др.].
22 ГРУППЫ И КОЛЛЕКТИВЫ КАК ОБЪЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
23 Другой важной категорией социальной психологии как науки, по мнению Платонова, наряду с личностью, выступает понятие группы, как совокупности людей, объединенной временем и местом некой общей активности. С позиции Платонова, психические явления в группах являются основным предметом изучения общественной психологии. При этом в качестве основных объектов социально-психологических исследований Платонов называет реальные группы, не только малые, но и большие. Обращая внимание на то, что современная ему общественная психология активнее изучает не большие, а так называемые малые группы (школьный класс, производственная бригада, воинское подразделение и т.д.), Платонов отмечает, что общественная психология не может ограничиваться изучением только малых групп. По мнению Платонова, в структуру общественной психологии “в ее широком понимании” входят такие её разделы, как психология классов, историческая психология, включая такой её подраздел, как палеопсихология, и этнопсихология. В качестве конкретных психических явлений, возникающих в больших социальных общностях, Платонов называет, с одной стороны, устойчивые социально-психологические особенности психического склада, психического типа этих групп, а с другой – более подвижные, изменяющиеся компоненты настроения, такие как массовый энтузиазм, коллективное “заражение” и др. Очень интересным представляется суждение Платонова об условности деления групп на “оформленные” и “неоформленные” (в современной терминологии этому соответствует деление групп на формальные и неформальные), предпочитая говорить скорее об организованных и стихийно образующихся. Такое деление, по его мнению, противоречит самой сущности групп как общностей с присущим им регулярным общением, взаимодействием и тенденцией к самоорганизации. В качестве примера большой неоформленной (или неорганизованной) группы Платонов называет толпу. Факторами, присущими всякой толпе и стихийно оформляющими ее, Платонов называет совпадение целей каждого ее члена, повышенную внушаемость (суггестию) и подражание. В качестве примера малой неоформленной группы он называет пассажиров, случайно попавших в одно купе, и анализирует общение и взаимодействие между ними, стихийное распределение ролей между попутчиками как тенденцию к самоорганизации. К числу социально-психологических явлений, возникающих в группе (автор называет их явлениями группового сознания), Платонов относит цели деятельности личностей или отдельных микрогрупп, входящих в данную группу; роли, принимаемые отдельными личностями и даваемые ей другими членами данной группы; связи, возникающие внутри группы в процессе общения на основе возникающих симпатий и антипатий, совпадения или противоречия интересов и целей деятельности.
24 Специальным предметом анализа Платонова выступает феномен и понятие психологической совместимости людей. Поскольку речь идёт, в первую очередь, об отношениях между людьми в малых группах, автор использует термин “групповая совместимость”. При этом Платонов сразу утверждает идею о том, что существуют разные виды групповой совместимости. Приводя конкретные жизненные примеры, Платонов считает, что необходимо различать физиологическую, психофизиологическую, психологическую, социально-психологическую и социальную совместимость и несовместимость. Сформулированная в работах Платонова проблема психологической совместимости стала впоследствии разрабатываться в многочисленных эмпирических исследованиях, которые имели как фундаментальный научный, так и прикладной характер и составили целое направление в таком важном разделе социальной психологии как социальная психология труда. Говоря о методах эмпирических исследований взаимоотношений в малых группах, Платонов отмечает достоинства и ограничения таких методов как социометрия, метод обобщения независимых характеристик и лабораторный эксперимент с использованием сенсомоторного интегратора.
25

Большое внимание в работах Платонова уделяется феномену и понятию коллектив. Платонов придерживается идущих от работ А.С. Макаренко и ставших традиционными для советских педагогов и психологов представлений о коллективе как о группе людей, объединённых общественно-полезной деятельностью, противопоставляя признаки коллектива признакам групп с антиобщественной направленностью и корпораций. Автор последовательно аргументирует мысль о том, что отличие коллектива от других видов групп (ассоциаций, корпораций) определяется не характером эмоциональных отношений между членами группы и даже не степенью её организованности, а характером целей совместной деятельности, которые определяются целями развития общества. Весьма интересной и современной представляется мысль Платонова о самоукреплении коллектива: “Главное требование коллектива к входящей в него отдельной личности – это подчинение личности целям, сплачивающим данную группу и превращающим ее в коллектив, и ожидание (экспектация) от каждого члена его соответствующих поступков. Это объективный закон, стихийно проявляющийся во всяком коллективе и самоукрепляющий его” [11, с. 34].

26 За годы работы в секторе социальной психологии Института психологии АН СССР Платонов не только сформулировал ряд концептуальных представлений о социальной психологии групп и коллективов, но и принимал непосредственное участие в руководстве эмпирическими исследованиями и разработке таких важных теоретических и методологических проблем этого направления, как социально-психологические аспекты социалистического соревнования [23, 25, 27 и др.], социально-психологического климата [21]. Специальным направлением исследований Платонова в последние годы его жизни и творчества стал анализ истории разработки социально-психологических проблем труда и коллектива в отечественной психологии [22 и др.].
27 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
28 Представленный текст не претендует на всеобъемлющий и исчерпывающий анализ взглядов Платонова и результатов его теоретико-эмпирических исследований в области социальной психологии. Это представляется нам перспективной задачей истории отечественной социальной психологии. В данной публикации хотелось обратить внимание читателя, прежде всего, на два аспекта: исторический контекст научной деятельности выдающегося учёного, связанный с господством одной, фундаментальной по своим масштабам и по влиянию на представления советских психологов, философской теории, и актуальность теоретических представлений и направлений эмпирических исследований Платонова для развития современной социальной психологии.

References

1. Glotochkin A.D. Razvitie predstavlenij K.K. Platonova o strukture lichnosti. Sovremennaya psihologiya: Sostoyanie i perspektivy issledovanij. V 5-ti chastyah. CH. 2. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2002. P. 85−92. (in Russian)

2. Dzhidar'yan I.A. Koncepciya dinamicheskoj funkcional'noj struktury lichnosti K.K. Platonova. K.K. Platonov – vydayushchijsya otechestvennyj psiholog HKH veka: Materialy yubilejnoj nauchnoj konferencii, posvyashchyonnoj 100-letiyu so dnya rozhdeniya K.K. Platonova (22 iyunya 2006 g.). Eds A.L. Zhuravlev, V.A. Kol'cova, T.I. Artem'eva. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2007. P. 61−67. (in Russian)

3. Zhuravlev A.L., Pochebut L.G. K 60-letiyu diskussii o predmete social'noj psihologii. Psikhologicheskii zhurnal. 2019. V. 40. №34. P. 99−109. (in Russian)

4. K.K. Platonov – vydayushchijsya otechestvennyj psiholog HKH veka: Materialy yubilejnoj nauchnoj konferencii, posvyashchyonnoj 100-letiyu so dnya rozhdeniya K.K. Platonova (22 iyunya 2006 g.). Eds: A.L. Zhuravlev, V.A. Kol'cova, T.I. Artem'eva. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2007. (in Russian)

5. Kol'cova V.A., Zhuravlev A.L. Platonov Konstantin Konstantinovich. Zhizn' i nauchnoe tvorchestvo. Vydayushchiesya uchyonye Instituta psihologii RAN. Ed. A.L. Zhuravlev. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2020. P. 303−328. (in Russian)

6. Kollektiv i lichnost'. Ed. E.V. Shorohova, K.K. Platonov, O.I. Zotova, N.V. Kuchevskaja. Moscow: Nauka, 1975. (in Russian)

7. Lichnost' i trud. Ed. K.K. Platonov. Moscow: Mysl', 1965. (in Russian)

8. Myasishchev V.N. Vzaimodejstviya i vzaimootnosheniya lyudej kak predmet social'noj psihologii. Tezisy dokladov na II s"ezde Obshchestva psihologov. Vyp. 5. M., 1963. P. 185−188. (in Russian)

9. Platonov K.K. Dinamicheskaya funkcional'naya struktura lichnosti. Lichnost' i trud. Moscow: Mysl', 1965. P. 33−51. (in Russian)

10. Platonov K.K. Lichnostnyj podhod kak princip psihologii. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy psihologii. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1969. P. 190−217. (in Russian)

11. Platonov K.K. Chto izuchaet obshchestvennaya psihologiya. Moscow: Znanie, 1971. (in Russian)

12. Platonov K.K. O sisteme psihologii. Moscow: Mysl', 1972. (in Russian)

13. Platonov K.K. Problema lichnosti v obshchestvennoj psihologii. Voprosy psihologii. 1972. № 1. P. 122−129. (in Russian)

14. Platonov K.K. Problemy sposobnostej. Moscow: Nauka, 1972. (in Russian)

15. Platonov K.K. Lichnost' kak ob"ekt social'noj psihologii. Metodologicheskie problemy social'noj psihologii. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1975. P. 71−88. (in Russian)

16. Platonov K.K. Metod obobshcheniya nezavisimyh harakteristik v social'noj psihologii. Metodologiya i metody social'noj psihologii. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1977. P. 148−156. (in Russian)

17. Platonov K.K. Social'no-psihologicheskij aspekt problemy lichnosti v istorii sovetskoj psihologii. Social'naya psihologiya lichnosti. Ed. M.I. Bobnev, E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1979. P. 261−299. (in Russian)

18. Platonov K.K. Sistema psihologii i teoriya otrazheniya. Moscow: Nauka, 1982. (in Russian)

19. Platonov K.K. Struktura i razvitie lichnosti. Moscow: Nauka, 1986. (in Russian)

20. Platonov K.K. Moi lichnye vstrechi na velikoj doroge zhizni. Vospominaniya starogo psihologa. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2005. (in Russian)

21. Platonov K.K., Kazakov V.G. Razvitie sistemy ponyatij teorii psihologicheskogo klimata v sovetskoj social'noj psihologii. Social'no-psihologicheskij klimat kollektiva. Teoriya i metody izucheniya. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1979. P. 25−41. (in Russian)

22. Platonov K.K., Kazakov V.G. Psihologiya truda v SSSR. Work psychology in Europe. Warszava, 1980. P. 231−245. (in Russian)

23. Platonov K.K., Levina A.I. Nastavnichestvo i ego social'no-psihologicheskaya rol' v socialisticheskom sorevnovanii. Social'no-psihologicheskie aspekty socialisticheskogo sorevnovaniya. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1977. P. 90−99. (in Russian)

24. Social'naya psihologiya. Uchebnoe posobie dlya vuzov. Ed. A.L. Zhuravlev. Moscow: PER SE, 2002. (in Russian)

25. Shorohova E.V., Zotova O.I., Levina A.I., Platonov K.K. Social'no-psihologicheskoe issledovanie deyatel'nosti sorevnuyushchihsya kollektivov. Prikladnye problemy social'noj psihologii. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1983. P. 69−88. (in Russian)

26. Shorohova E.V., Mansurov N.S., Platonov K.K. Problemy obshchestvennoj psihologii. Voprosy psihologii. 1963. №5. P. 73−82. (in Russian)

27. Shorohova E.V., Platonov K.K., Zotova O.I., Novikov V.V. Social'no-psihologicheskie problemy socialisticheskogo sorevnovaniya. Social'no-psihologicheskie aspekty socialisticheskogo sorevnovaniya. Ed. E.V. Shorohov. Moscow: Nauka, 1977. P. 23−40. (in Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate