Analysis of modern concepts in psychology part I. Experience in systematization of conceptsal
Table of contents
Share
QR
Metrics
Analysis of modern concepts in psychology part I. Experience in systematization of conceptsal
Annotation
PII
S020595920015130-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A. Zhuravlev 
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Russian Federation, Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
E. Sergienko
Occupation: Chief researcher of the laboratory of psychology of development of the subject in normal and post-traumatic States
Affiliation: Federal State-financed Establishment of Science, Institute of Psychology RAS
Address: Russian Federation, Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
Pages
5-15
Abstract

The purpose of the articles was to analyze modern concepts in psychological science using the example of the developments of scientists from the Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences. The first article is devoted to the comparison of the experience of classification of concepts in Russian psychology (K.K. Platonov, Ya.A. Ponomarev, L.I. Antsyferova, A.V. Petrovsky, M.G. Yaroshevsky, V.A. subsequent (in the second article) analysis of modern concepts. The comparison of the terms “category” and “concept” is carried out. Comparison of ideas about K.K. Platonov with the conceptual grid of A.V. Petrovsky and M.G. Yaroshevsky showed that they are based on common principles of historical and genetic analysis. The previous classification of Platonov contains the basic ideas of determinism, consistency and hierarchy, developed in detail in the conceptual grid of Petrovsky and Yaroshevsky. The ideas of Ya.A. Ponomarev and L.I. Antsyferova in the development of psychological categories. The experience of systematizing concepts has shown that, despite the harmony and constructiveness of the ideas of predecessors, one should point out the impossibility of considering psychological concepts in their coordinates, which is associated with a change in general scientific methodological principles: the transition from classical to non-classical and post-non-classical methodology of metamodernity. The interpenetration and mutual influence of psychological approaches in psychological science, the growth of inter- and polyparadigmality in modern psychology are shown. The first article allows you to identify and compare the coordinates of the analysis of previous scientists and determine the trends of modern changes. From these positions, the authors refer specifically to the conceptual system of psychology, and not to general psychological categories and principles. The conceptual field of science, including psychology, demonstrates development and transformation, mobility and fluidity much more clearly than general categories or principles. The conceptual structure most clearly reveals the dynamics of the development of science, which makes this link of the methodological system more demonstrative for analyzing changes at the present stage.

Keywords
concepts, categories, classification of concepts, conceptual network, general psychological concepts, particular psychological concepts, interparadigmality, interdisciplinarity, metamodernism, subjectivity of concepts
Received
12.06.2021
Date of publication
12.06.2021
Number of purchasers
0
Views
34
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Разработка понятий – одна из важнейших задач науки, необходимых для систематизации накопленных данных, а также развития и создания новых теорий и подходов, т.е. расширения и углубления тематического поля науки. Целью настоящей работы стала попытка проанализировать и обобщить современный уровень разработки понятий в психологической науке. Пласт понятий, разрабатываемый в Институте психологии РАН, отражает круг проблем, изучаемых его сотрудниками, который безусловно не охватывает все поле отечественной психологии, что ограничивает возможности процесса систематизации всего пласта понятий, используемых в психологической науке. Однако эта работа дает представление о направлении поисков и разработке понятийной системы на современном этапе развития науки именно в Институте психологии РАН, где сложилась своеобразная психологическая школа, представляющая синтез естественно-научного (П.К. Анохин, В.Б. Швырков, В.Д. Небылицын и др.) и социогуманитарного (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, Л.И. Анцыферова, Я.А. Пономарев, Е.В. Шорохова и др.) направлений, объединенных системным и субъектным подходами, берущими начало в работах В.М. Бехтерева, С.Л. Рубинштейна, Б.Г. Ананьева и реализованными Б.Ф. Ломовым и А.В. Брушлинским.
2 Тесное взаимодействие и взаимовлияние разных областей психологии, нарастание междисциплинарности и трансдисциплинарности в современном научном знании обуславливают появление новых понятий, уточнение и реорганизацию понятийного строя, что приводит к ассимиляции с понятиями других наук, но при сохранении психологическими исследованиями своего предмета.
3 В последние десятилетия в научном знании отмечаются изменения методологии и прирост знаний, что приводит к развитию и содержания, и объема понятий, отражающих перемены как в науке, так и обществе. Психология занимает особое место среди наук, объединяя естественно-научные и социогуманитарные дисциплины. Это определяет ее специфику, своеобразие понятийного строя, но, вместе с тем, его большую размытость и неопределенность. Для пояснения такой особенности необходимо рассмотреть различия между “категориями” и “понятиями”, которые нередко используются в качестве синонимов. В философии категории определяются как ключевые и самые общие понятия в мыслительном процессе или науке (материя, движение, сознание). “Категории – наиболее общие понятия, отражающие основные свойства и закономерности явлений объективной реальности и определяющие характер научно-теоретического мышления эпохи” [11, с. 127–128]. Тогда как понятие – “одна из основных форм мыслительной деятельности, с помощью которой строятся другие формы мышления (суждения, умозаключения)” [там же, с.12]. Для психологии с ее бурно развивающимся и несформированным понятийным аппаратом, точнее с обращениями к понятиям, как основе научного знания, М.А. Холодная ставит вопрос об отождествлении “понятия” и “знания” [29]. Поскольку понятия в большей степени изучались философией, логикой и лингвистикой, то психология в основном заимствовала у других наук их определения и критерии. При этом остается открытым вопрос о специфике понятийного мышления: «…понятийная мысль, отождествляемая с характеристиками ее содержания, в итоге рассматривается исключительно как явление сознания. На самом деле понятие как психологическое образование функционирует по принципу “айсберга”, основная часть которого скрывается в глубинах индивидуального ментального опыта, а только его “верхушка” находится на поверхности предметного слоя сознания» [там же, с.23]. Глубокий анализ специфики понятийного мышления, проведенный автором, своеобразие его изучения в психологии в отличие от философии, логики и лингвистики, убедительно показывает, что критерии понятий не могут сводиться ни к выделению существенных признаков, ни к их вербально-логическому обозначению, ни к логике их образования. Теоретический анализ и исследования привели автора к выделению концептуальных структур как носителей понятийного мышления с такими их психологическими характеристиками, как: многомерность, нелинейная динамика, самоорганизация, субъектность, концептуальность, уникальность, гетерогенность, мобильность [27]. Эта концепция изменяет представление о “понятии” как формально-логической структуре, порождая представление о его психологической природе.
4 Следовательно, можно приблизиться к пониманию, почему психологическое научное знание отличается большей неопределенностью, размытостью границ, субъектностью содержания, зачастую разными содержательными полями понятий. Психологические понятия позволяют структурировать сверхсложную, многослойную психологическую реальность, часто текучую и ускользающую от статических и формальных определений. Психологические понятия в науке, обозначая некоторый феномен или событие, содержат невидимые, не эксплицированные латентные знания и представления, теоретические конструкты, индивидуальные ориентиры, пытаясь понятийно осмыслить психологию человека. Упреки к психологической науке в неопределенности и нестрогости ее понятийного аппарата, только отчасти справедливы и связаны как с относительной молодостью науки, так и высочайшей сложностью ее предмета. Кроме того, любую науку и психологию тоже создают люди, с особенностями их понятийного мышления, от чего пересечение индивидуальных пространств смыслов и полноты/неполноты концептуальных схем, эволюционно складываются в общую картину знания. Изменение представлений о понятийной системе знаменует переход к иному типу научной рациональности – метамодернизму (пост- постнеклассической науке) [6].
5 ОПЫТ СИСТЕМАТИЗАЦИИ ПОНЯТИЙ
6 Попытки систематизации понятий, построения иерархических взаимосвязей предпринимались в психологии и ранее.
7 К.К. Платонов считал, что “…наука это система теорий, а теория – система понятий” [19, с. 14]. К.К. Платоновым были выделены два вида понятий: общепсихологические и частнопсихологические. К общепсихологическим категориям относятся понятия, объем которых совпадает с объемом психологической науки. Он считал, что таких понятий шесть: психическое отражение, психическое явление, сознание, личность, деятельность, развитие психики. Частнопсихологические категории образуют несколько взаимосвязанных психологических понятий, “… объемы и содержание которых в своей совокупности исчерпывающе совпадают с объемом и содержанием той или иной общепсихологической категории” [там же, с.18]. Так, память, эмоции, ощущения, мышление, восприятие, чувства и воля составляют в своей совокупности общепсихологические категории форм психического отражения. Психические процессы, психические состояния и свойства личности в совокупности характеризуют категорию психических явлений. Понятия “переживание”, “познание” и “отношение” вместе описывают содержание и объем категории сознания. Направленность, опыт, особенности психических процессов, темперамент, характер и способности в своей совокупности определяют категорию личности. Действия, цель, мотив, психический акт составляют категорию деятельности. К.К. Платонов писал: “Чем более четко определены и связаны в единую систему общие и частные психологические категории, тем точнее и единообразнее понимаются и входящие в них понятия, отражающие отдельные психические явления” [там же, с. 18–19]. Созревание и формирование, филогенез, антропогенез, общественно-историческое развитие, онтогенез психики входят в категорию психического развития [20].
8 “Отдельные психологические науки конкретизируют в своих категориях и понятиях как общепсихологические категории, так и категории тех наук, на пересечении с которыми они лежат” [там же, с. 26]. Например, социальная психология использует категории социологии: группа, социальная роль, социальный статус и другие, но получившие свое психологическое содержание: групповое сознание, понятия коллектив, психологический климат, коллективные установки и другие, что образовало частнопсихологические категории социальной психологии. Или медицинская психология, заимствуя из медицины категории и понятия (здоровье, болезнь, профилактика, лечение, реабилитация и др.) раскрывает их в психологических понятиях: преморбидная и постморбидная личность, лечебная деятельность, патологическое развитие личности и т.п.
9 Термины науки группируются в “смысловые гнезда”, составляющие смысловую систему – тезаурус. “От характера в организации тезауруса науки (или же отдельного человека) зависит процесс понимания и усвоения каждого понятия. Но подобно тому, как процесс понимания производен от процесса познания, так и организация тезауруса произведена и отличается от организации и построения знания. И если закономерности познания изучаются гносеологией, то закономерности процессов понимания – психологией” [там же, с. 27].
10 К.К. Платонов подчеркивает историзм и генезис понятийной системы. Некоторые понятия, родившись, быстро становятся анахронизмом (как например, “реактология”, введенная К.Н. Корниловым), другие, напротив, сначала рождаясь, выражают проблему, а затем становятся научным принципом, обоснованным положением и направлением в дальнейших исследованиях. Например, понятие личности стало “личностным подходом”, или, продолжив мысль автора, понятие системы стало системным подходом и научным принципом, а понятие субъекта и подходом, и принципом психологической науки. Если категории представляют наиболее широкие для психологии понятия, то принципы – это квинтэссенция наиболее существенных взаимодействий. Следовательно, категории, понятия и принципы составляют единую методологическую систему психологии. К.К. Платонов выделяет следующие принципы в психологии: детерминизма, принцип развития, близкий принципу историзма, принцип единства сознания и деятельности, и вытекающий из него принцип единства личности и деятельности, системно-структурный принцип. Важнейший принцип иерархии содержится в системно-структурном принципе. При возникновении сложных систем неизбежно появляется иерархическая структура. Поскольку психика человека – это сложнейшая из систем, то она организована иерархически. Но принцип иерархии раскрывается К.К. Платоновым через образ спирали, но не в виде расширяющего конуса по вертикали, а конуса, расположенного горизонтально. В этом случае диалектика иерархии развития означает не только переход на новый виток развития с расширением возможностей, но и наличием спусков (регрессивных процессов, кризисов) перед каждым подъемом. Данный образ задает и направление движения и его уровневую, иерархическую структуру.
11 В разработанной К.К. Платоновым системе понятий особого внимания заслуживают предложенные им исторический и генетический принципы. А также попытка связать в единую систему категории, понятия и принципы психологической науки и показать их иерархическую организацию путем выделения взаимосвязанных и взаимообусловленных уровней понятий [19, 20].
12 Опираясь на эти позиции, мы обратились к анализу именно понятийной системы психологии, а не общих психологических категорий и принципов. Кроме того, такой анализ был проведен нами только на понятиях, применяемых и анализируемых сотрудниками Института психологии РАН, которыми проводятся не только их теоретическое обоснование, но и эмпирическая проверка. Более того, понятийное поле науки, и психологии в том числе, демонстрирует развитие и преобразование, подвижность и текучесть значительно более отчетливо, чем общие категории или принципы. Как будет показано в дальнейшем анализе, понятийная система современной психологии включает в себя и общие категории, и принципы научного знания. Но именно понятийный строй наиболее ясно обнаруживает динамику развития науки, что делает это звено методологической системы более доступным для анализа перемен на современном этапе.
13 Историко-генетический принцип и идея взамообусловленности и иерархичности понятий нашли свое выражение в более поздней категориальной системе психологии, разработанной А.В. Петровским, В.А. Петровским и М.Г. Ярошевским [16, 17, 18]. Их понятийная система психологии, построенная через понятие психосферы в координатах биосферы и ноосферы, представляет единое пространство природы и социума. Понятийная сетка задана пятью категориями, охватывающими понятийный аппарат психологической науки: биоцентрические, протопсихологические, базисные психологические, метапсихологические и социоцентрические (см. Табл.1 [18, с. 20]).
14 Параллели сетки образуют плеяды, а меридианы – кластеры категорий. Например, категория “Личность” из плеяды метапсихологических понятий находится в тесной взаимосвязи с категориями “Ценность”, “Деятельность”, “Сознание”, “Чувство”, “Общение”, “Персоносфера” (термин А.В. Петровского). Категория “Образ” из плеяды базисных психологических категорий неотъемлема от понятий “Я”, “Мотив”, “Действие”, “Переживание”, “Интеракция”, “Ситуация”. Переходы от биоцентрических к социоцентрическим уровням категорий (снизу вверх) характеризуются нарастанием сложности, способности к интераспективному отражению, следовательно, и специфичностью их изучения (от естественно-научных методов к социогуманитарным). Столбцы образуют кластеры понятийной системы. Кластер субстанциональности (как основа, первопричина), например, объединяет разноуровневые категории от организма – индивида – личности к человеку (высший уровень), указывая восхождение от нижнего к высшему. Или кластер “Событийность”, означающий социальность, общность, сопричастность. По мере движения вверх по столбцу изменяется мера взаимодействия с другими. Кластер “Действительность” – это движение от категории “Среды” как условия существования, к “Предметности”, далее “Ситуации” как проблемной ситуации, требующей решения, “Персоносфере”, определяемой в виде множественного пересечения персонализаций людей друг в друге, с человечеством и завершающему уровню “Эйкумена” (“Ойкумена”) как связанность в единое пространство жизненных миров.
15

16 БИОСФЕРА
17 В данной системе отражаются три объяснительных принципа психологического познания: детерминизма, развития, системности [19]. Категории вертикали детерминированы как снизу, так и сверху. Категория “Я” (метапсихологическая) включает в себя биологическое начало в виде нижележащих категорий – индивидуальные особенности – и наполняется социально-психологическим содержанием сверху. Следовательно, можно выделить категориальное ядро и оформляющие категории, как условия “проращивания” ядерных. Например, категория Ценность становится развитием категории Мотив, оформляясь через категории Переживание, Отношение (Интеракция), Действие и др. Ядерные и оформляющие категории могут порождать новые понятия. Авторы приводят сравнение “взаимоотношения категорий внутри плеяды со взаимоотношениями лейбницианских монад: каждая отражает каждую, сообщая ей дополнительное определение” [18, с. 3]. Здесь уместно напомнить голографический принцип, иллюстрируя взаимоотношение базисных и метапсихологических категорий: “часть голограммы (базисная категория) заключает в себе целое (метапсихологическая категория) достаточно взглянуть на любой фрагмент голограммы под определенным углом зрения” [там же, с. 13]. Категориальная сетка воплощает принцип системности, чертой которого становятся связанность и взаимообусловленность категорий, выделение иерархии их развития, выделение уровней, нисходящего и восходящего детерминизма, соединяющий в единое целое онтогенез и социогенез психики. Авторы считают, что возможны уточнения элементов сетки, но неизменными должны оставаться принципы построения взаимосвязи категорий: “ …1) восхождение от абстрактного к конкретному посредством синтезирования системообразующих (ядерных) и оформляющих категорий; 2) сущность как явление и это же явление как сущность; 3) встречная детерминация психосферы со стороны биосферы и ноосферы (биогенетическая и социокультурная детерминация)” [там же, с. 29].
18 Приведенная категориальная система А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского имеет общие принципы организации с идеями К.К. Платонова: выделение понятий разных уровней, образование плеяд и кластеров, иерархичность построения, единство понятий и принципов психологии. Следует признать, что в работе Петровского и Ярошевского система категорий наиболее разработана и детальна, но основные идеи, положенные в ее основу, безусловно, имеют общность с системой категорий и понятий К.К. Платонова.
19 В своей книге “Методологическое введение в психологию” Я.А. Пономарев [21] также обращался к закономерностям развития психологических знаний. На основании закона трансформации этапов развития системы в структурные уровни ее организации и функциональные ступени дальнейших развивающих взаимодействий, автор построил концептуальную схему этапов развития психологического знания в его отношении с типом психологического знания. Выделены три типа знания: созерцательно-объяснительный, эмпирический и действенно-преобразующий. Созерцательно-объяснительный тип непосредственно связан с житейским опытом, отличается созерцательным способом приобретения знаний, когда исследователь не становится причиной изучаемых событий, а знания носят поверхностный характер и интерпретации произвольны. Эмпирический тип формируется внутри созерцательно–объяснительного типа, трансформируя и включая в себя его содержание, где существует эмпирическая многоаспектность. Действенно-преобразующий тип формируется в недрах эмпирического и, включая его содержание, переходит к выработке критериев упорядочивания эмпирической многоаспектности, образуя полюса абстрактных и конкретных знаний. Основываясь на анализе данных типов Пономарев формулирует представление о предмете психологии. “На стадии созерцательно-объяснительной психологии актуальным предметом оказывается лишь один из ингредиентов потенциального предмета – субъект. В данном типе знания субъект выступает как психика, как субъективное отражение объективной действительности” [там же, с. 201], что означает изучение поведения и деятельности. На стадии эмпирической психологии предметом становится другой ингредиент – функции субъекта во взаимодействии. Следует указать, что субъект автором понимается как компонент живой системы взаимодействия. Переход к действенно-преобразующему знанию означает переход к представлению о психике как объективной реальности, где психика “своеобразная сторона живого существа, как один из компонентов психического взаимодействия…” [там же, с. 202]. Если психика один из компонентов взаимодействия, тогда психология – это конкретная наука. Следовательно, вопросом для психологической теории на данном уровне является вопрос о месте психологии в системе современного знания. Взаимодействие с другими науками превращает “психологию в абстрактную науку о структурных уровнях организации живых систем – психологический механизм поведения, психического отражения, продуктов преобразования окружающего мира” [там же, c. 202–203].
20 Для нашего анализа данные представления важны в части последовательного развития и преобразования в организации типов психологического знания, дающего все более многоаспектные (многомерные модели), и принципиально междисциплинарный характер в развитии психологического знания. Кроме того, в представлениях Я.А. Пономарева также усматривается принцип холархического анализа психики как функциональных систем, “моделей, отражающих, побуждающих, направляющих и регулирующих жизненный путь живого существа как компонента живой системы” [там же с. 202].
21 Анализ общефилософских категорий материалистической диалектики в психологии представлен в книге 1988 г. под редакцией и авторском участии Л.И. Анцыферовой [2]. Идея данной книги – показать как общенаучные философские понятия реализуются в психологической науке. В книге раскрывается психологическое содержание общих категорий таких, как: развитие, время, возможность и действительность, форма и содержание, количество и качество, непрерывность и прерывность, активность отражения, разработка которых сформировала принцип активности в философии познания. Данный анализ показал, с одной стороны, особенность психологической науки, а с другой, ее включенность в общеметодологический научный контекст определенного периода научного развития. Отметим, что многие идеи, представленные в данной книге, получили свое развитие в современных разработках, например, принципа развития [23].
22 Другой вариант категориальной системы научного знания на современном этапе предложен Т.Д. Марцинковской, которая реализует историко-генетический подход, опираясь на работы М.Г. Ярошевского. Изучение генезиса психологических знаний по отдельным проблемам опирается на понятия оппонентного круга, когнитивного стиля и идеи прогресса как кумуляции знаний, введенных М.Г. Ярошевским. Оппонентный круг предполагает необходимость сравнения и развития собственных понятийных систем, включая представления оппонентов, что расширяет возможность анализа категорий и их обогащения другими/иными контекстами и содержанием. Когнитивный стиль объединяет историческое начало творчества и уникальные для личности способы выбора проблем, решений, коммуникации с научным сообществом. Марцинковская описывает общую картину развития психологического знания метафорически как аналог “сети” и “невода”. Сетевой принцип приложим к изучению отдельных категорий и их взаимосвязей, допуская встраивание новых категорий, проблем в систему знаний. “Невод” составляет единую многомерную систему концепций и подходов (вертикальных и горизонтальных отношений, т.е. разные представления о предмете анализа в одной концепции и однотипные – в разных научных подходах), собирая их воедино, не давая растекаться в разные стороны [14]. Данные метафоры важны для развития научного знания. Но встает вопрос о выборе “материала”: теорий и подходов, равнозначности и составе ячеек в “сети” и “неводе”. Этот вопрос связан с субъектностью собственно научного знания, профессиональным уровнем и ответственностью исследователя, от которого зависят выдвижение гипотез, их экспериментальная проверка и интерпретация, а также дальнейшее место в выбранной “сети” категорий и “неводе” теорий. Данные метафоры лишены какой-либо системной иерархии в построении категориального строя психологической науки.
23 В работе Т.В. Зеленковой [10] выделяется тенденция к интегративности психологического знания, которая с иных позиций представлена и в cтатье Е.А. Сергиенко [26]. Зеленкова полагает, что интегративные структуры эволюционируют от иерархических систем к сетевым и холархическим, которые являются более продуктивными для психологического знания. Сетевые структуры более гибкие, открытые, самоорганизующиеся системы, включающие разные теории и практики, сохраняющие собственную самостоятельность. Холархические – это более сложные системы, в основе которых лежит понятие холона. Холон определяется как открытая система, которая одновременно проявляет как свойства целого, так и части, в зависимости от условий функционирования [10]. Однако нельзя не заметить, что это основной принцип системного подхода, наиболее полно развитый в трудах Б.Ф. Ломова [13] и целого ряда его последователей. Поясняя данное определение, Т.В. Зеленкова вслед за Кестнером пишет, что свойство холона как целого – интегрировать мир, а как части – быть включенным в другое, более обширное целое (мир) [10]. Автор дает подробный анализ диалектического потенциала понятия холона через соотношение оппозиций. Анализ противоположностей применительно к психологическому знанию может рассматриваться как развитие идеи оппонентного круга, формализованного относительно логико-диалектического принципа в контексте представлений о холоне. Идеи взаимопроникновения разных психологических парадигм, теорий и подходов через призму рассмотрения холархического анализа так же согласуются и с идеями проницаемости парадигмальных границ и большей открытости теоретических подходов [14] и идеей межпарадигмальных мостов [25]. Возможность анализа понятийной системы психологии через призму холархического подхода позволяет реализовать идею оппонентного круга М.Г. Ярошевского на основе выделенных критериев.
24 МЕЖПАРАДИГМАЛЬНЫЕ ВЛИЯНИЯ
25 Прежде всего необходимо указать, что любое понятие в психологической науке отражает научный подход и определенную научную школу. Как уже отмечалось, еще почти три десятилетия назад Петровский и Ярошевский предполагали переход от монотеорий, где одно понятие описывает всю психологию человека, (например, теории деятельности, теории установки и т.п.) к метатеориям, включающим “динамическую систему категорий”. Именно такая трансформация и происходит с ведущими школами и подходами в отечественной психологии, которые расширяют свои возможности, интегрируясь с другими парадигмами. Например, М.С. Гусельцева отмечает: “Что же касается потенциала развития деятельностного подхода, то и последний занимает довольно уверенные позиции в современной психологии, перестав быть теорией деятельности А.Н. Леонтьева или С.Л. Рубинштейна и тем самым утратив первородную чистоту, но воплотившись в ряд контекстуально трансформировавшихся и смешанных с иными подходами направлений: культурно-деятельностный, экзистенциально-деятельностный, системно-деятельностный и др.” [7, с. 639]. Проницаемость границ и транформации классических психологических теорий и подходов достаточно широко обсуждались разными авторами [4, 7, 10, 14, 25, 26 и др.]. При этом приведенный пример с деятельностным подходом справедлив и для других школ и направлений психологической науки. М.С. Гусельцева утверждает, что на постнеклассическом этапе исследований и реализации полипарадигмальности происходит переход от борьбы методологий в разных психологических школах к большей толерантности, когерентности исследований, поиску консенсуса, что означает и продуктивность плюрализма вместо иллюзорного стремления к построению единой теории психики [8]. Перечислим лишь некоторые из современных отечественных подходов: структурно-функциональный, системно-деятельностный, историко-культурный, историко-генетический, историко-эволюционный, культурно-аналитический, системно-субъектный, субъектно-аналитический, культурно-аналитический и многие другие, отражающие необходимость выйти за рамки одной парадигмы, неизбежное взаимодействие и взаимовлияние разных парадигм, и, наконец, потребность в более объемной оптике изучаемых психических феноменов и их динамики. Приведем лишь некоторые примеры взаимодействия и взаимовлияния различных подходов, которые можно проиллюстрировать на примере соотношения категорий “индивид”, “личность” и “индивидуальность”.
26 Согласно историко-эволюционному подходу, индивид – это представитель человеческого вида в координатах природно-биологических систем. Развитие индивида происходит на основе его генетических программ. Личность же рассматривается как социальное качество человека, приобретаемое в процессе социальных взаимодействий, т.е. когда социокультурные ориентиры становятся ведущими. Понятие индивидуальности связано с уникальностью и своеобразием человека, в этом случае он выступает как субъект своего развития, жизни в целом [3]. Однако сравним понимание Б.Г. Ананьевым соотношения данных категорий. Именно Ананьев различал понятия “индивид”, “личность” и “субъект деятельности”. Индивид – это представитель человеческого вида, системы его природных свойств. Первичные природные свойства: конституциональные, нейродинамические, билатеральные особенности, половой диморфизм. Вторичные свойства – темперамент, структура организации потребностей, задатки, сенсомоторная организация. Личность – это система социальных отношений, в которой человек становится социальным существом. Субъект деятельности – это определенный этап человеческого развития, предполагающий формирование психических свойств и механизмов в процессе профессиональной (производственной) деятельности. Отсюда человек как субъект характеризуется операциональными механизмами, тогда как индивид – функциональными, а личность – мотивационными, включающими потребности индивида и ценностные ориентации. Интеграция этих трех подструктур образует неповторимую индивидуальность человека. Онтогенез развития человека можно представить как последовательность переходов от одной системы к другой с нарастающей интеграцией: Индивид→Личность→Субъект деятельности→Индивидуальность [1].
27 Сравнение двух подходов историко-эволюционного и комплексного (предтечи системного), очевидно, указывает, что данные идеи, сформулированные Ананьевым, впитались и стали общими для обеих концептуальных схем.
28

Представление о движущих силах психического развития – ключевая проблема дискуссий между культурно-исторической теорией, теорией деятельности Леонтьева и теорией деятельности Рубинштейна. Не обсуждая сути и деталей спорных представлений, которые достаточно хорошо известны, укажем только на то, что современное представление о мультидетерминации психического развития включает множество пересечений биологических, генетических, социальных, исторических и культурных направляющих, где в центре – человек как саморазвивающаяся система. Это позволяет подготовить “переправу” между разными парадигмами и определяет мультипарадигмальность и междисциплинарность современного этапа развития наук (подробнее см.: [9, 15, 22]. В психологии выбора [12] авторы утверждают деятельностно-процессуальную концепцию выбора как теоретическое основание их исследования, включающую в себя и культурно-историческую теорию, и экзистенциальную парадигму. Однако полагают, что данная концепция представляет собой интегративную теорию, вбирающую в себя и системную, и субъектную, и генетическую парадигмы анализа. Стереоскопическая оптика психологии выбора дает представление о взаимодействии личностных и субъектных составляющих, личностного потенциала как основы субъектного выбора, саморегуляции, самодетерминации, самоэффективности. Процесс выбора – это самоконструирование субъекта, его саморазвитие. Авторы постоянно оперируют понятиями “субъект” и “личность”, хотя не разводят их. Таким образом, в психологической концепции выбора можно выделить признаки постнеклассической методологии: с характерным нарастанием неопределенности, фокусом на внутренних сложных процессах самоопределения, саморазвития, подчеркиванием процессуальности, текучести воспринимаемой жизни, ее контекстуальности. В ней объединяются разные уровни осознанности, произвольности и даже постпроизвольности, характерной для автономного выбора как проявления внутренней свободы [26].

29

Приведенные примеры показывают насколько велико взаимовлияние и взаимодействие разных психологических школ и подходов в стремлении расширить и сделать более глубоким анализ психологических феноменов.

30

Изучение опыта систематизации понятий в психологии и отмечающиеся сдвиги в развитии различных подходов в психологии в сторону размывания жестких границ и взаимовлияний, что усиливают тенденции межпарадигмальности в научных школах, позволяют перейти к анализу конкретных понятий, которые разрабатываются в Институте психологии РАН и представлены в коллективном труде “Разработка понятий современной психологии” [24].

References

1. Anan'ev B.G. O problemah sovremennogo chelovekoznaniya. Moscow: Nauka, 1977. (in Russian)

2. Ancyferova L.I. Materialisticheskaya dialektika i psihologicheskaya nauka (Vmesto predisloviya). Kategorii materialisticheskoj dialektiki v psihologii. Ed. L.I. Ancyferova. Moscow: Nauka, 1988. P. 3−21. (in Russian)

3. Asmolov A.G. Psihologiya lichnosti: Kul'turno-istoricheskoe ponimanie razvitiya cheloveka. 3-e izd., ispr. i dop. Moscow: Smysl: Izdatel'skij centr “Akademiya”, 2007. (in Russian)

4. Gusel'ceva M.S. Kul'turnaya psihologiya: metodologiya, istoriya, perspektivy. Moscow: Prometej, 2007. (in Russian)

5. Gusel'ceva M.S. Evolyuciya psihologicheskogo znaniya v smene tipov racional'nosti. Moscow: Akropol', 2013. (in Russian)

6. Gusel'ceva M.S. Princip razvitiya v psihologii: vyzovy poliparadigmal'nosti i transcisciplinarnosti. Princip razvitiya v sovremennoj psihologii. Ed. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2016. P. 31−61. (in Russian)

7. Gusel'ceva M.S. Perspektivy razvitiya psihologicheskogo znaniya: blesk i nishcheta prognozov. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Ed. A.L. Zhuravlev, A.V. Yurevich. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 628−670. (in Russian)

8. Gusel'ceva M.S., Izotova E.I. Pozitivnaya socializaciya detej i podrostkov: metodologiya i empirika. Moscow: Smysl, 2016. (in Russian)

9. Zhuravlev A.L., Sergienko E.A. Sovremennye ponyatiya v psihologicheskoj nauke: popytka analiza. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Ed. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 5−62. (in Russian)

10. Zelenkova T.V. Integrativnye tendencii v razvitii psihologii: ot monologa k polilogu. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Ed. A.L. Zhuravlev, A.V. Yurevicha. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 332−367. (in Russian)

11. Kratkij slovar' po filosofii. Pod obshch. red. I.V. Blauberga, I.K. Pantina, 3-e izd., dorabot. i dop. Moscow: Politizdat, 1979. (in Russian)

12. Leont'ev D.A., Ovchinnikova U.YU., Rasskazova E.I., Fam A.H. Psihologiya vybora. Moscow: Smysl, 2015. (in Russian)

13. Lomov B.F. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy psihologii. Moscow: Nauka, 1984. (in Russian)

14. Marcinkovskaya T.D. Problema socializacii v istoriko-geneticheskoj paradigme. Moscow: Smysl, 2015. (in Russian)

15. Novoe v naukah o cheloveke: k 85-letiyu so dnya rozhdeniya akademika I.T. Frolova. Ed. G.I. Belkina; red. sost. M.I. Frolova. Moscow: Lenand, 2015. (in Russian)

16. Petrovskij A.V., Petrovskij V.A. Kategorial'naya sistema psihologii. Voprosy psihologii. 2000. №. 5. P. 3−17. (in Russian)

17. Petrovskij A.V., Yaroshevskij M.G. Osnovy teoreticheskoj psihologii. Moscow: INFRA-M, 1998. (in Russian)

18. Petrovskij A.V., Yaroshevskij M.G. Teoreticheskaya psihologiya: Uchebnoe posobie dlya stud. Psih. fak. Vyssh. ucheb. zavedenij. Moscow: Izdatel'skij centr “Akademiya”, 2001. 496 p. (in Russian)

19. Platonov K.K. O sisteme psihologii. Moscow: Mysl', 1972. (in Russian)

20. Platonov K.K. Sistema psihologii i teoriya otrazheniya. Moscow: Nauka, 1982. (in Russian)

21. Ponomarev Ya.A. Metodologicheskoe vvedenie v psihologiyu. Moscow: Izd-vo Nauka. 1983. (in Russian)

22. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Ed. A.L. Zhuravlev, A.V. Yurevich. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 332−367. (in Russian)

23. Princip razvitiya v sovremennoj psihologii. Ed. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2016. (in Russian)

24. Razrabotka ponyatij sovremennoj psihologii. Ed. A.L. Zhuravlev, E.A. Sergienko. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. (in Russian)

25. Sergienko E.A. Mezhparadigmal'nye mosty. Psihologicheskie issledovaniya. 2016. V. 9. № 48. P. 4. URL: http://psystudy.ru (data obrashcheniya: 29.10.2016). (in Russian)

26. Sergienko E.A. Ot differenciacii k integracii podhodov i kategorij v sovremennom psihologicheskom znanii. Psihologicheskoe znanie: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya. Ed. A.L. Zhuravlev, A.V. Yurevich. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2018. P. 308−331. (in Russian)

27. Holodnaya M.A. Strukturno-integrativnaya metodologiya v issledovanii intellekta. Differencionno-integracionnaya teoriya razvitiya. Sost. N.I. CHuprikova, A.D. Koshelev. Moscow: Yazyki slavyanskih kul'tur, 2011. P. 469−477. (in Russian)

28. Holodnaya M.A. Struktura i funkcii estestvennogo intellekta v kontekste problemy iskusstvennogo intellekta. Iskusstvennyj intellekt: mezhdisciplinarnyj podhod. Ed. D.I. Dubrovskogo i V.A. Lektorskogo. Moscow: IIteLL, 2006. P. 149−162. (in Russian)

29. Holodnaya M.A. Psihologiya ponyatijnogo myshleniya: Ot konceptual'nyh struktur k ponyatijnym sposobnostyam. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2012. (in Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate