Directions and problems for the development of domestic psychology in the post-war years (according to the materials of the conference at the Leningrad University in 1947)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Directions and problems for the development of domestic psychology in the post-war years (according to the materials of the conference at the Leningrad University in 1947)
Annotation
PII
S020595920014248-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A. Zhuravlev 
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
L. Pochebut
Occupation: professor, social psychology chair, SPbSU
Affiliation: Sankt-Petersburg State University
Address: Russian Federation
Pages
88-97
Abstract

The article is devoted to the scientific understanding of the results of the conference on topical issues of psychology, held at the Leningrad University on October 1−5, 1947. The current fundamental and applied problems of Soviet psychology were discussed at the conference, as well as issues of psychological education at universities and secondary schools. The reports examined the ways of developing psychology, discussed psychophysical and psychophysiological problems, psychology of relationships and motivation of the person, child psychology, zoopsychology, requirements for teaching psychology in schools. Particular attention was paid to the development of psychology in the Soviet republics. The program report was delivered by B.G. Ananyev, who noted that a new scientific psychology is being created, based on the teachings of I.P. Pavlov and V.M. Bekhterev. The most important are the psychophysical and psychophysiological problems, which must be solved comprehensively. The basic principles and areas of psychology were discussed. The relationship between psychological and physiological variables was experimentally studied by V.N. Myasishchev. P.O. Makarov devoted his report to microphysiology of feelings and sensations. The psychology of thought was studied by A.V. Yarmolenko and S.M. Vasilevskiy. M.D. Alexandrov, L.M. Vecker, A.A. Pressman were experimentally studied. V.N. Myasishchev showed that the highest level of personal development is determined by the level of conscious attitude to the surrounding and its self-consciousness. A.A. Lublinskaya discussed the problem of motivation of activities in child psychology. Three reports focused on experimental research in zoopsychology. The results of the study of fixed installation in the Georgian school of psychology, the history of the formation of psychology in Armenia, Ukraine and Estonia were discussed. The conclusion was made about the high scientific significance of the conference for the further development of Russian psychology.

Keywords
history of psychology, problems, principles, fields of psychology, psychophysical problem, personality relations
Received
23.03.2021
Date of publication
04.04.2021
Number of purchasers
0
Views
16
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Война принесла нашему народу колоссальные людские и материальные потери. Была разрушена почти вся европейская часть территории страны — практически “выжженная земля” тянулась от Бреста до Волги. Было уничтожено более 1700 городов, 73 тыс. сёл и деревень, более 35 тыс. заводов, фабрик, шахт и других объектов народного хозяйства, 65 тыс. км железных дорог, 90 тыс. км шоссейных дорог. Посевные площади сократились на 37 млн. га, поголовье скота — более чем в два раза. Общее количество потерь, понесённых экономикой СССР за годы войны, составляло от трети до половины всего национального богатства страны. Погибло 27 млн советских граждан [19, c. 7–8].
2 В этих тяжёлых условиях разрухи и почти полностью милитаризированной экономики перед государством стояли сложные задачи восстановления социалистического хозяйства, нового строительства и перевода промышленности на “мирные рельсы”. Предстояла новая индустриализация страны. Многие иностранные эксперты и экономисты считали, что СССР сможет восстановить свой довоенный потенциал не ранее, чем через три–четыре десятилетия.
3 Начало восстановительной пятилетки в СССР совпало с засухой 1946 г. на Украине, в Молдавии и на юге России, приведшей к неурожаю и массовому оттоку сельского населения в города. Разруха, повсеместная нехватка продовольствия и медикаментов, тяжёлые социально-бытовые условия жизни, высокая смертность, в том числе детская — вот исходное положение народа нашей страны в процессе восстановления.
4 В высших органах руководства государством проходят дискуссии о выборе направления развития экономики, намечается постепенный отход от мобилизационных методов управления. В 1946 г. были проведены выборы в Верховный Совет СССР, усиливается роль советов, профсоюзов, общественных организаций. Случались ошибки и перегибы, такие как начавшаяся “борьба с космополитизмом”, суть которой состояла в том, что советские учёные обязаны были отстаивать уникальность отечественной науки и не должны были заниматься “низкопоклонством” перед Западом. Это, конечно, не способствовало развитию тесных связей с зарубежной наукой.
5 Тем не менее, восстановительные процессы были направлены на модернизацию всей экономической системы, освоение новейших моделей производства и широкое внедрение передовых технологий. Социализм предполагал строительство нового общества исключительно на строго научной основе, и теоретики социализма, оказавшись во властных структурах государства, с самого начала не просто развивали, а, буквально, пестовали науку. Достаточно вспомнить, как в 1918 г., в сложнейших условиях революции и начала Гражданской войны, создавались первые советские научно-исследовательские институты. Благодаря поэтапному продуманному развитию развивались научные школы, проходила трансформация индустриальной экономики в научно-индустриальную.
6 Послевоенное восстановление происходило ценой героических усилий советского народа, его действительно жертвенных трудовых подвигов и энтузиазма. Это были годы “побед каждый день”. Они обеспечили рывок нашей страны в 1950–1960-е гг. и гарантии ее существования в веке нынешнем. Годы послевоенного восстановления стали временем рождения мировой сверхдержавы.
7 В этих сложных условиях в Ленинградском государственном университете по инициативе Б.Г. Ананьева была организована научная конференция представителей университетов СССР по проблемам психологии. Конференция проходила с 1 по 5 октября 1947 г., в преддверии празднования 30-летия Октябрьской революции 1917 г. На конференции обсуждались актуальные теоретические вопросы советской психологии и вопросы психологического образования в университетах и средних школах.
8 Конференция являлась первым опытом коллективного сотрудничества университетских психологов. В ней принимали участие представители университетов Ленинграда, Киева, Львова, Минска, Петрозаводска, Вильнюса, Риги, Тарту, Горького, Свердловска, Еревана, Тбилиси. Активно участвовали в конференции представители кафедр психологии институтов и научных учреждений Москвы, Харькова, Семипалатинска, Дзауджикау, Молотова, Иркутска и др. Общее число участников превысило 450 человек.
9 ПУТИ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ
10 С программным докладом “Новые пути развития психологической науки в СССР” выступил чл.-корр. АПН, профессор Б.Г. Ананьев (Ленинградский университет). Борис Герасимович отмечал, что в настоящее время создается новая научная психология, опирающаяся на учения И.П. Павлова и В.М. Бехтерева, наступает новая эпоха в развитии психологии. Подлинно новаторская природа советской психологии сложилась не сразу, а в результате борьбы за овладение марксистко-ленинской теорией и ее конкретизацией в психологическом исследовании. Главной задачей новой отечественной психологии стало решение психофизической проблемы с позиций естественнонаучного, а также диалектического и исторического материализма.
11 Первое поколение советских психологов испытывало сложности овладения марксисткой философией и трудности перехода к творческому осмыслению новых подходов в психологии. Однако их работы сыграли важную роль и свидетельствовали о внутренней необходимости развития советской психологии.
12 Этапы развития советской психологии. Ананьев считал, что на первом этапе в 30-е годы советской власти не только проходила ожесточенная борьба идеализма с материализмом, но и были попытки приспособить, ревизовать марксизм с позиций различных буржуазных концепций. Огромное значение для развития советской психологии, по его мнению, имела философская дискуссия 1930–1931 гг., обусловившая ее серьезную перестройку и давшая толчок реальной конкретизации марксистко-ленинской теории в психологии.
13 Второй этап связан с отказом от антиисторических идей прошлого, начинается накопление идей, которые лягут в основу дальнейшего становления советской психологии.
14 Третий, послевоенный этап ознаменовался разработкой новых принципов, новых методов и серьезными находками в конкретных областях психологии. Советские психологи стали осознавать коренную необходимость в переходе психологии на современный уровень, сложилась новая система психологических знаний, разработаны новые принципы и методы, с помощью которых добывались важнейшие психологические знания. Коренным образом изменилось и само строение психологической науки, взаимосвязь ее проблем и дисциплин.
15 Новые проблемы и отрасли психологии. Важнейшей в психологии является психофизическая проблема. Ананьев считал, что решение этой проблемы было оторванным от процессов психического развития, поэтому невозможно было проанализировать диалектику перехода от материи к сознанию.
16 Особое значение для понимания происхождения и развития психики приобрела эволюционная психология животных. Зоопсихология стала составной частью общей психологии, была включена в систему психологии и психологического образования.
17 Дальнейшее развитие получила и детская психология, изучающая источники и процессы формирования сознания. Она призвана сыграть огромную роль в разработке общей теории психологии, а также в педагогическом и философском образовании.
18 Подчеркивалась необходимость создания новой отрасли — исторической психологии. Эта дисциплина опирается на историю материальной культуры и языка, сравнительной этнологии, историю религии и атеизма, историю различных видов идеологии. В целом, вся общая психология должна стать конкретно-исторической наукой. Историческая психология как психологическая дисциплина будущего должна сыграть в этом выдающуюся роль.
19 Таким образом, сложились новые философские основы психологической науки. Изменилось соотношение между теоретической и практической психологиями, получил реальное применение принцип единства теории и практики, в котором источником и критерием всего психологического познания является практика.
20 В советской психологии оформились самостоятельные дисциплины, направленные на изучение конкретных форм практической деятельности. К таким дисциплинам относятся: педагогическая, медицинская, военная, художественная психология, психология спорта и физической культуры. Новое развитие получила психология труда.
21 Новый смысл получила и такая область психологии как характерология, призванная изучать индивидуальные различия. Таким образом, Ананьев расширяет пространство психологической науки, включая в нее новые области, уже сложившиеся и еще только возникающие.
22 Взаимоотношения психологии с другими науками. Ананьев считал, что вся история зарубежной и дореволюционной отечественной психологии развивалась в направлении эмансипации от философии с помощью естествознания. В настоящее время психология — это самостоятельная конкретная наука, с отличными от философии методами и проблемами.
23 В истории науки взаимоотношения психологии и физиологии были очень сложными. Но великие достижения русской физиологии в трудах И.М. Сеченова, И.П. Павлова, Н.Е. Введенского, В.М. Бехтерева сделали возможным теоретическое единство физиологии и психологии в решении психофизиологической проблемы.
24 Развитие получила и связь между психологией и языкознанием. Советская психология в единстве с языкознанием должна решать теоретические задачи развития сознания и мышления.
25 Принципы психологии. Б.Г. Ананьев перечислил наиболее существенные принципы советской психологии. Решающее значение имеет принцип психофизиологического единства, открывший большие перспективы для познания связей психических и физиологических процессов, понимания качественного своеобразия психических процессов, как свойства высокоорганизованной материи, как субъективного отражения объективной действительности [2, с. 12].
26 Решение психофизической проблемы возможно только на основе принципа развития, исторического понимания природы психики и сознания. Важными являются вопросы о диалектике перехода от ощущения к мысли, а также проблема изучения законов становления сознания, психологической природы человека во всем его духовном величии и богатстве.
27 На основе теории отражения стало возможным научное изучение чувственных образов и психологии познавательной деятельности. Открытие закономерностей сенсибилизации преобразовало традиционное учение о порогах, было создано новое учение о восприятии, как сложной форме отражения предмета в его пространственно-временном бытии и движении.
28 Успешно разработана психология речи, создано новое учение о фазах и формах мыслительного процесса, его предметного содержания и взаимоотношения с речью. При этом основной проблемой оказалась противоречивая природа внутренней речи.
29 Во многих исследованиях советской психологии было доказано, что психические процессы формируются, раскрываются и объективируются в деятельности. Поэтому любое исследование активности сознания опирается на изучение конкретной диалектики сознания и деятельности в их исторической обусловленности.
30 Методологическим принципом становится принцип единства изучения и воздействия: изучения и воспитания, изучения и организации, изучения и лечения. Сложилась единая цельная система методов исследования — экспериментального, монографического, интроспективного. Практика, являясь критерием истины, была реализована в делах психологов во время Великой Отечественной войны — в военной маскировке и разведке, в военно-госпитальной практике, в воинском обучении и воспитании. Это послужило проверкой новой психологической теории [2, с. 15].
31 Ананьев утверждал, что советская психология достигла теоретического единства при всем многообразии ее научных направлений, дисциплин и принципов [2, с. 5–17].
32 ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
33 Взаимосвязи психологии и физиологии посвятил свой доклад В.Н. Мясищев (Ленинградский университет). Он привел результаты своих исследований с трех точек зрения: биофизической, физиологической и психологической.
34 Биофизическая задача заключалась в объяснении природы психофизиологических процессов с позиций анализа ритмических или неритмических колебаний биотоков мозга. Физиологическая задача была нацелена на то, чтобы объяснить основные характеристики биоэлектрических изменений физиологическим состоянием организма и центральной нервной системы. Психологическая задача состояла в том, чтобы обнаружить материальный субстрат психических состояний и процессов. Мясищев пришел к выводу: отношение к содержанию словесных высказываний сказывается на изменениях энцефалограммы. Он выдвинул принципиальное положение — изменение мозговых ритмов является показателем функциональной характеристики мозга, отражающим отношение личности к окружающему [9, с. 93–99].
35 П.О. Макаров (Ленинградский университет) посвятил свой доклад микрофизиологии предощущений и ощущений. Предощущение — это переходное звено между возбуждением и ощущением, между нервными и психонервными процессами. Он изучал динамику перехода возбуждения в предощущение, а затем — в ощущение. Исследование выявило три фазы развития ощущений. Первая — фаза интеграции ощущения, не дифференцированного ни во времени, ни в пространстве (от 0 до 55 мс). Вторая — фаза дифференциации ощущения во времени (от 55 мс до 105 мс). Третья — фаза дифференциации ощущения и во времени и в пространстве (от 105 мс до 250 мс). Результаты экспериментов показали, что с усилением стимула понижается чувствительность симметричной области противоположной стороны тела [8, с. 90].
36 Таким образом, психофизиологическая проблема решалась ленинградскими психологами экспериментально, были получены интересные результаты.
37 ПСИХОЛОГИЯ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
38 К вопросу о психологии многоязычия обратилась А.В. Ярмоленко (Ленинградский университет). Многоязычие — это использование в речи различных языковых форм, единств и систем. Язык — это средство общения и мышления, форма деятельности личности. Она поделилась опытом своей работы во время войны в госпитале с ранеными бойцами. В случаях постконтузионной глухонемоты вставал вопрос о сохранности внутренней речи при выключении внешней. Внутренняя речь обладает особыми качествами: инициальность, полиморфность, редуцированность и направленность. Средство внутренней речи – пользование словами в процессе мысли, а ее функция – осмыслить и сделать вывод [22, с. 73–77 ].
39 С.М. Василевский (Горьковский университет) свой доклад посвятил анализу ошибок, которые допускают изобретатели в своей творческой деятельности. Он выделяет три их типа: а) ошибки организационного порядка, когда изобретатель не получает помощь и содействие со стороны сотоварищей; б) ошибки в психологическом смысле слова, например, у изобретателя не хватает терпения, выдержки; в) ошибки изобретательской мысли. Докладчик сделал вывод: лишь всесторонне развитое мышление обеспечивает устранение ошибок в деятельности изобретателя [3, с. 63–68].
40 ИССЛЕДОВАНИЯ ДИНАМИКИ ВОСПРИЯТИЯ
41 М.Д. Александрова (Ленинградский университет) поделилась результатами опытов по пространственной динамике восприятия формы. На специально сконструированном приборе наблюдались стадии становления видимой формы. Окрашенные плоские геометрические фигуры (звезда, квадрат, треугольник и крест) были сфокусированы на белый экран. На первой стадии испытуемый говорил, что видит какую-то точку. На второй стадии он назвал, например, уже два квадрата или точку и палочку. Отмечалась картина разрыва целостной фигуры. На третьей стадии при приближении объекта к испытуемому наблюдалось восприятие аморфного целого. Затем испытуемый говорил, что видит то круг, то квадрат. Это исследование убедительно подтвердило пространственную динамику зрительного восприятия формы [1, с. 110–111].
42 Л.М. Веккер (Ленинградский университет) отмечал, что проблема восприятия является одновременно и психологической, и гносеологической. Он изучал проблему осязательного восприятия пространства в зависимости от характера движений не субъекта, а объекта. Рука субъекта находилась в состоянии покоя, двигался объект — квадрат, треугольник и др. На первом этапе при полном покое руки образ предмета не возникал. На втором этапе было движение предмета (например, трапеции) относительно пальца покоящейся руки. Испытуемый отмечал на рисунке разомкнутую трапецию, то есть образ целостного предмета не возникал. На третьем этапе ему предоставляли возможность активно ощупывать предмет. Испытуемый отмечал на рисунке трапецию, т.е. возникал целостный образ предмета. Было доказано, что активность субъекта является важным условием формирования целостности образа [4, с. 112–114].
43 А.А. Прессман (Ленинградский университет) говорил о стадиях в соотношении осязания и зрения в восприятии маленького ребенка. Он разработал методику, дающую возможность поочередно выключать из активных игровых действий ребенка то осязание, то зрение. Во время игры с ребенком в небольшой мешочек помещались 10 фигурок различной формы: округлые, прямоугольные, остроугольные, сделанные из различных материалов (пробка, фанера, картон и др.). Испытуемыми были дети от одного года до шести лет. В первой серии ребенку предлагалось потрогать предмет, спрятанный в мешочке, а затем найти его на столе среди других предметов. Во второй серии ребенок сначала разглядывал предмет, не трогая его, а затем искал этот предмет в мешочке. Было установлено, что осязание и зрение взаимосвязаны. Преобладание того или иного вида восприятия зависит не только от возраста ребенка, но и от его индивидуальности [13, с. 115–117].
44 ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ И ДЕТСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
45 В.Н. Мясищев рассуждал о том, что такое личность в психологическом смысле, каковы закономерности ее развития. Он ссылался на положение марксизма о том, что сущность человека есть совокупность общественных отношений. Важнейшей является понимание того, что личность — это не только результат общественных отношений, но и активный субъект. Он отмечал, что психология личности и ее отношений является по преимуществу психологией сознания, и понимал сознание как субъективное отражение конкретной личностью объективной действительности. Мясищев приводил основные положения разрабатываемой им теории отношений:
46
  • отношение всегда есть выражение личности в целом;
47
  • отношение всегда имеет предмет, поэтому оно содержательно;
48
  • выражением личности и ее отношений является практическое действие;
49
  • мерой отношения человека является его поступок.
50 Основной вывод Мясищева: психология личности, основанная на принципе отношений, реализует требования исторического, материалистического, динамического, генетического, целостного изучения личности и психической деятельности.
51 Согласно принципу единства теории и практики, решающим методом исследования является метод практической переделки, перевоспитания личности. В основу лечения неврозов В.Н. Мясищев заложил принцип сознательной переделки нарушенных функций, формирования новых отношений.
52 В структуре личности Мясищев особо выделял полярные тенденции. Первая пара — это тенденции индивидуально-личного или коллективно-общественного характера. Вторая пара — соотношение тенденций идейно-морального и инстинктивно-физиологического. Он отметил, что в современном ему западном обществе этика регрессирует до полного отрицания некоторых норм: моральный нигилизм сочетается с физиологической распущенностью. Насколько актуальными являются эти слова в настоящее время! В сознании личности, по мнению докладчика, личное и общественное должно составлять единство [10, с. 25–35].
53 Проблемам мотивации деятельности в детской психологии посвятила свой доклад А.А. Люблинская (Ленинградский университет). Основные тезисы её доклада следующие. Мотивация является основным механизмом поведения человека. Необходимо изучать серию поступков детей на протяжении длительного времени. Она анализирует понятия “поступок” и “проступок”. В поступках, как сознательных действиях, проявляются воспитанные у человека отношения к другим и к себе. Проступок — это определенный акт нарушения правил поведения. Существует два типа проступков: 1) немотивированные, т.е. совершенные ребенком ненамеренно и вызванные незнанием правил; 2) вызванные определенными взаимоотношениями ребенка и окружающих людей. Проступок ребенка должен вызывать педагогическую оценку и воздействие. Важно, кем дана эта оценка, насколько авторитетен этот человек, как дана оценка. Если она направлена на внешнюю сторону проступка, то эффект бывает невелик. Направленность оценки на внутреннюю сторону означает, что педагог вскрывает внутреннюю сущность совершенного действия и оказывает педагогическое влияние[6, с. 36–40].
54 И.В. Иванов говорил о психологических вопросах воспитания детей, находившихся на временно оккупированной фашистами советской территории. Финские власти на оккупированной территории Карело-Финской ССР организовали школы и пытались “перевоспитать” наших детей. Им это, конечно, не удалось! В первую очередь, в школы принимали детей финнов, карел и вепсов, лишь потом русских. Таким образом, проводилась дискриминация по этническому признаку. Дети, заключенные в концлагеря, вообще не были допущены в школы.
55 Иванов собирал документы и воспоминания детей. Им было запрещено говорить по-русски, воспитывалось презрение к русским и русской речи. За разговор на русском языке детей наказывали, но они все-таки говорили между собой на родном языке. Даже дети финнов и карел говорили дома по-русски. Значит они ценили этот язык, дорожили им. Учитель в школе избивал учащихся ремнем или палкой. Эти изуверские действия фашистских “педагогов” вызывали у детей не страх, а все возрастающую ненависть к фашистскому режиму. Мужество и патриотизм наших детей во время войны поражает и является примером для подрастающих поколений [5, с. 41–46].
56 Ю.А. Самарин (Ленинградский университет) выступил с докладом о задачах и методике преподавания психологии в средней школе. Необходимо было обеспечить высокое качество преподавания. Учитель психологии должен быть на уровне современных ему научных знаний, поэтому требуется специальная литература, рассчитанная на учеников средней школы [17, с. 135–140].
57 ЗООПСИХОЛОГИЯ
58 Г.З. Рогинский сделал доклад об особенностях осязания у низших обезьян. Предыстория развития руки у высших животных мало изучена. Сразу после войны в сухумском питомнике обезьян при участии Н.А. Тих и Д.К. Савченко были проведены эксперименты над обезьянами. Методика исследования: у обезьян исключали зрение — надевали на них маски из темной материи и оставляли их в своих клетках в одиночестве или в группах. В обычных условиях обезьяны пользуются рукой для осязательного восприятия. В экспериментальных условиях обезьяна больше обычного прислушивалась к звукам, узнавала по голосу людей, наощупь выбирала корм. Эти опыты говорят о том, что сложное поведение обезьян зависит не только от зрительного, но и от тактильного анализатора [16, с. 100–106].
59 Тематику зоопсихологии на конференции продолжил Г.А. Тарасов (Ленинградский университет). Он изучал инстинкты птиц в заповеднике “Семь островов” на архипелаге в Северном Ледовитом океане. Исследовалось отношение птиц к яйцам и птенцам. Улетевшие в море за рыбой родители не всегда могут опознать своих птенцов, поэтому нередко высиживают и кормят чужих [20, с. 103–106].
60 Задачей исследования В.Н. Семагина (Ленинградский университет) было изучение влияния фенамина на изменение навыков и инстинктов у белых крыс. Методика: крысам вводился под кожу фенамин в различных дозах за час до начала эксперимента в лабиринте. В результате оказалось, что фенамин полностью изменяет инстинктивное поведение крыс. Резко повышается инстинкт размножения на фоне снижения инстинктов питания и самосохранения [18, с. 107–109].
61 РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ В РЕСПУБЛИКАХ СССР
62 Конференция вышла за пределы Ленинграда, тем более ЛГУ. Большое внимание на конференции было уделено состоянию психологической науки в республиках Советского Союза. Психологическая школа в Грузии сложилась еще до революции 1917 г. Р.Г. Натадзе (Тбилисский университет) рассмотрел вопрос о формировании фиксированной установки на основе представлений. Он проводил исследования в Тбилисском театральном институте и установил, что в основе сценического перевоплощения лежит способность актера вырабатывать целостную психофизическую установку не на реальную сценическую действительность, а на воображаемую ситуацию, которая определяется пьесой и ролью [11, с. 47–55].
63 В докладе А.С. Прангишвили (Тбилисский университет) рассматривалась проблема уверенности воспоминания, как субъективное отражение личностью объективной действительности. На основе установки, выработанной в процессе деятельности. воспоминания реконструируются, что придает им уверенность [12, с. 57–60].
64 А.Н. Раевский (Киевский университет) отметил, что развитие советской психологической науки привело к росту числа учреждений, разрабатывающих вопросы психологии на Украине [14, с. 19–24].
65 Историю психологии в Армении осветил М.А. Мазманян (Ереванский университет) и отметил, что в настоящее время во многих вузах Армении были открыты отделы психологии [7, с. 125–129] .
66 К.А. Рамуль (Тартуский университет) говорил об обеспечении качественного усвоения психологических знаний учащимися в школах [15, с. 131–134].
67 А.И. Шемякин (Ленинградский университет) выразил несогласие с взглядами Г.В. Плеханова, утверждавшего, что идеология представляет собой часть психики [21, с. 118–124].
68 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
69 На конференции отмечалось, что за последние десятилетия сложилась новая советская психология, главными задачами которой стало решение психофизической и психофизиологической проблем. Появились новые отрасли психологии, призванные решать актуальные проблемы. Были четко сформулированы основные принципы психологических исследований. Эксперименты, проведенные ленинградскими психологами, подтвердили выдвинутые теоретические положения. Изучались взаимоотношения мышления и речи, динамика восприятия, детская психология. Также были заложены серьезные теоретические основания интенсивных исследований психологических проблем личности, позволившие сформироваться целой отрасли – психологии личности. Значение конференции состоит в том, что она дала толчок дальнейшему развитию психологической науки в нашей стране.

References

1. Aleksandrova M.D. O prostranstvennoj dinamike zritel’nogo vosprija formy. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 110–111. (in Russian)

2. Anan’ev B.G. Novye puti razvitija psihologicheskoj nauki v SSSR. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 5–17. (in Russian)

3. Vasilevskij S.M. Oshibki izobretatel’skoj mysli v psihologicheskom osveshenii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 61–72. (in Russian)

4. Vekker L.M. Dinamika osjazatel’nogo vosprija prostranstva. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 112–114. (in Russian)

5. Ivanov I.V. O psihologicheskih voprosah vospitanija detej, nahodivshihsja na vremenno okkupirovannoj fashistami sovetskoj territorii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 41–46. (in Russian)

6. Ljublinskaja A.A. Problema motivacii dejatel’nosti v detskoj psihologii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 36–40. (in Russian)

7. Mazmanjan M.A. Iz istorii psihologii v Armenii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 125–129. (in Russian)

8. Makarov P.O. Mikrofiziologija predoshunij i oshunij. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 78–91. (in Russian)

9. Mjasishev V.N. O svjazi jelekrojencefologrammy s psihicheskimi processami. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 93–99. (in Russian)

10. Mjasishev V.N. Problema lichnosti i sovetskaja psihologija. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 25–35. (in Russian)

11. Natadze R.G. K voprosu o formirovanii fiksirovannoj ustanovki na osnove predstavlenij. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 47–55. (in Russian)

12. Prangishvili A.S. Problema osnov uverennosti vospominanija v sovremennoj psihologii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 57–60. (in Russian)

13. Pressman A.A. O vzaimootnoshenijah zritel’nogo i jsjazatel’nogo vosprijatija v razvitii detskogo soznanija. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 115–117. (in Russian)

14. Raevskii A.N. 30 let razvitija psihologicheskoj nauki na sovetskoj Ukraine. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 19–24. (in Russian)

15. Ramul’ K.A. O postanovke opytov na urokah psihologii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 131–134. (in Russian)

16. Roginskij G.Z. Osobennosti osjazanaja u nizshih obez’jan. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 100–102. (in Russian)

17. Samarin Ju.A. O zadachah i metodike prepodavanija psihologii v srednej shkole. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 135–140. (in Russian)

18. Semagin V.N. Ob izmenenii instinktivnoj dejatel’nosti i navykov pod vlijaniem farmakologicheskih veshestv. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 107–109. (in Russian)

19. Spicin E.Ju. Polnyj kurs istorii Rossii dlja uchitelej, prepodavatelej i studentov. Moscow: Izd-vo “Konceptual”. 2015. Kn. 4. P. 7–8. (in Russian)

20. Tarasov G.A. Izuchnie instinktov ptic v zapovednike “sem’ ostrovov”. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 103–106. (in Russian)

21. Shemjakin A.I. K voprosu o vzgljadah G.V. Plehanova na otnoshenie psihiki k ideologii. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 118–124. (in Russian)

22. Jarmolenko A.V. K voprosu o psihologii mnogojazychija. Materialy universitetskoj psihologicheskoj konferencii 1–5 oktjabrja 1947 g. Ed. B.G. Anan’ev. Leningrad: Izd-vo LGU, 1949. P. 73–77. (in Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate