Institutional factors in the development of the domestic history of psychology (on the material of the RSCI)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Institutional factors in the development of the domestic history of psychology (on the material of the RSCI)
Annotation
PII
S020595920013341-1-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
A. Morgun 
Occupation: Associate Professor of the Organization of Continuing Education of the Faculty of Continuing Professional Education
Affiliation: Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education Pirogov Russian National Research Medical University Ministry of Health of Russia
Address: Moscow, Ostrovityanova str., 1,
Yu. Оleynik
Occupation: Head of the Department of General Psychology and the History of Psychology
Affiliation: Moscow University for the Humanities
Address: Yunosti str., 5
A. Zhuravlev
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Yaroslavskaya str., 13, building 1
Pages
111-121
Abstract

The article discusses bibliometric and scientometric indicators of an array of publications on the history of psychology, indexed by the Russian Science Citation Index (RSCI). The contribution of historical and psychological articles to formal indicators of the influence of scientific journals is shown. The organizations that make a significant contribution to the total number of historical and psychological publications are identified. The contribution of these organizations to formal indicators of the influence of the branch of the history of psychology as an array of publications indexed at the RSCI is also shown. 

Keywords
history of psychology, H–index, impact factor, aggregate impact factor
Acknowledgment
The study is supported by the grant of the Russian Foundation for Basic Research 19-013-00779
Received
10.01.2021
Date of publication
20.01.2021
Number of purchasers
0
Views
26
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Информатизация процесса оценки результатов научно-исследовательской деятельности диктует свои принципы, изменяющие конфигурацию научных трендов. До эпохи глобальной информатизации науки ведущая роль в формировании дизайна научных исследований принадлежала журналам, процессу рецензирования в них и, соответственно, экспертной оценке, согласующейся, в свою очередь, с редакционной политикой журнала. Из традиционных критериев можно выделить, например, ориентированность на новизну научного знания (предельная новизна – научное открытие).
2 В настоящее время, пронизанное информационными потоками, вопрос коммуникации в публикационной активности становится все более актуальным и востребованным. В пространстве науки возрастает внимание к такой форме информационной связи (коммуникации) между публикациями, как цитирование, которое совсем недавно еще не было предметом внимания автора-исследователя, журнала. Цитирование как элементарная форма больших данных, преобразующая роль которого в формировании актуального образа науки отмечена в современных исследованиях [11], является основополагающим принципом формальной оценки научной результативности. Под цитированием понимается используемая автором статьи ссылка на какую-либо другую публикацию, содержание которой частично упоминается или излагается в авторской статье, а цитируемая публикация вносится в список используемой литературы авторской статьи [13]. При этом количество ссылок на публикацию является мерой ее востребованности. Заинтересованность авторов и журналов во включенности в информационные потоки, обеспечивающие узнаваемость и нахождение публикации в пространстве сети в актуальном моменте времени, инициирует обращение к системам индексации научных публикаций, диктующих свои правила. Так, из основных критериев включения журнала в международные индексы научного цитирования можно выделить уникальность научного направления, поддерживаемого журналом, а также географическое разнообразие его редакционной коллегии. Таким образом, возможность найти публикацию в мировом информационном пространстве приобретает первостепенную значимость. В свою очередь, обнаружение публикаций в информационном пространстве и формальная оценка информационной коммуникации посредством цитируемости образуют такой новый аспект рассмотрения науки как влиятельность (импактность) научных журналов и научных направлений, выраженных различными массивами публикаций. Под влиятельностью публикации a (или их множества А) понимается количественная представленность ссылок на нее (или их множество) в публикациях b, b1, b2,…bn, что в свою очередь указывает на то, что публикация a (или их множество А) повлияла на ход исследования или выводы, представленные в публикациях b, b1, b2,…bn. За множество публикаций может приниматься любой их массив, ограниченный формальным критерием (публикации одного автора, группы авторов, организации, тематически ограниченные публикации, ограниченные периодом и пр.).
3 В этой связи все более востребованными становятся индексы научного цитирования: национальные (такие как Российский индекс научного цитирования в нашей стране), а также международные, в частности информационная платформа Web of Science и библиометрическая и наукометрическая база Scopus.
4 Информационно-коммуникативные вопросы активно обсуждаются в научных дискуссиях и публикациях. История психологии как отрасль психологического знания, представленная совокупным массивом публикаций, индексированных в различных информационных системах, также является объектом наукометрических исследований. В настоящее время можно выделить своеобразное тематическое направление в публикациях по психологии в целом и истории психологии в частности, посвященное анализу степени их отражения в информационном пространстве науки, или, конкретно в публикациях отечественных авторов, посвященных наукометрическим или библиометрическим проблемам психологии [2–3] и истории психологии [1, 4, 9–10, 14, 23], а также зарубежных авторов [15–18, 20–22], развиваются историко-психологические подходы связанные с количественными методами анализа отраженности в информационном пространстве имен значимых для истории психологии авторов [5–6], а также анализа отраженности значимых с точки зрения истории психологии направлений [7–8].
5 Инновационные наукометрические инструменты и библиометрические ресурсы, позволяющие дать формализованную оценку научной результативности и научной информационной коммуникации, раскрывают возможности для исследования науки в целом и отдельных научных направлений. В данной статье отражены результаты исследования, предпринятого с целью определения, насколько величина показателей влиятельности (импактности) истории психологии как научной психологической отрасли зависит от воздействия на нее со стороны научных организаций (социальных условий существования науки). Объектом исследования выбран совокупный массив публикаций по истории психологии, включенных в Российскую библиографическую базу данных научных публикаций — Российском индексе научного цитирования (РИНЦ) работ отечественных ученых. Предмет исследования –– вклад в формальные показатели влиятельности историко-психологических публикаций институциональных (внешних) факторов.
6 МЕТОДИКА
7 Анализ проводился по национальной библиографической базе данных научных публикаций российских ученых — Российскому индексу научного цитирования (РИНЦ).
8 Поисковый запрос “история психологии” в РИНЦ обнаруживает 4774 публикации1. Поисковый запрос по рубрикатору РИНЦ “15.01.09. История психологии. Персоналия” обнаруживает 2221 публикацию без диссертаций, отчетов и патентов и 2293 публикации вместе с диссертациями, отчетами и патентами. Анализ обнаруживаемого массива показывает высокую погрешность РИНЦ в определении контента рубрик. Так, в рубрику “история психологии” попадают работы, которые можно назвать первоисточниками для психологии, но к отрасли истории психологии отношения не имеющие, скорее их необходимо признать исторически важными. Это работы, например: С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского, З. Фрейда и многих других. Дальнейшая работа с массивом на предмет исключения из него исторически важных (но не историко-психологических) публикаций позволила сформировать массив с менее 1000 работ по истории психологии без диссертаций.
1. декабрь 2019 года.
9 Отбор историко-психологических публикаций проводился по профилям авторов в РИНЦ, обнаруживаемым в публикационном массиве, и выбора из каждого авторского профиля историко-психологических публикаций. Процедура в целом позволила сформировать массив для дальнейшего рассмотрения в 2289 публикаций по истории психологии, включающий в себя книги, статьи в журналах (1205 публикаций) и материалы конференций за все время индексирования в РИНЦ.
10 В исследовании использовались методики формальной оценки научной результативности: количество публикаций, среднее число цитирований в расчете на одну публикацию, процент публикаций с ненулевым цитированием, индекс Хирша (h-индекс), двухлетний импакт-фактор, средневзвешенный импакт-фактор и агрегированный импакт-фактор.
11 Среднее число цитирований определяется путем деления найденного абсолютного числа ссылок на публикации (в нашем случае) по историко-психологической тематике на общее количество публикаций, индексированных в РИНЦ по данной проблематике.
12 Процент публикаций с ненулевым цитированием отражает долю публикаций, цитированных один и более раз.
13 Индекс Хирша (h-индекс) –– комплексный показатель продуктивности и влиятельности заданного множества публикаций, выраженный в значении h, если h публикаций данного множества процитированы по меньшей мере h (или h≤) раз каждая, а остальные публикации множества (Nh) процитированы менее h (или h≥) раз каждая [19]. Индекс приводит количество цитирований к количеству публикаций в оцениваемом множестве, позволяя сопоставлять влиятельность различных множеств публикаций с разным количеством публикаций в каждом из них.
14

Импакт-фактор характеризует отношение среднего числа ссылок, полученных журналом (или иным заданным множеством публикаций) в оцениваемом году, к количеству публикаций в данном журнале (или ином заданном множестве публикаций) за два предыдущих года [12, с. 83]. Импакт-фактор представляет собой измеряемый ежегодно динамический показатель влиятельности журнала, выраженный в среднем значении цитируемости одной статьи. Средневзвешенный импакт-фактор является показателем среднего уровня публикаций из заданного множества и представляет собой отношение суммы импакт-факторов журнала, в котором были опубликованы все статьи из заданного множества, к количеству статей из этого множества [там же, с. 86]. Для расчета агрегированного (собранного) импакт-фактора заданное множество публикаций принимается за единый “метажурнал”, для которого рассчитывается традиционный двухлетний импакт-фактор [там же, с. 90]. Агрегированный импакт-фактор характеризует среднюю влиятельность публикации в заданном множестве, принятом в качестве отдельного издания, публикующего, например, материалы исследований по тематике заданного множества (в данном случае по истории психологии).

15 РЕЗУЛЬТАТЫ
16 Библиометрический статус истории психологии как научной отрасли, выраженный показателями, представленными в табл. 1, позволяет говорить об истории психологии как одной из влиятельных отраслей в психологии.
17

18 По среднему числу цитирования в расчете на одну публикацию, одному из самых важных показателей востребованности, история психологии занимает второе место, уступая лишь философским вопросам и методологии психологии. Данное положение объяснимо универсальностью получаемого в историко-психологических исследованиях знания, в отличие от узкоспециальных направлений. Показатель доли публикаций с ненулевым цитированием рассматривается у научного сообщества в целом как аргумент запроса на информацию, отраженную в публикациях по научной отрасли “история психологии”. В данном случае 49.54% цитированных публикаций говорит о востребованности отрасли, в том числе в других научных областях. Так, по показателю процента от общего количества ссылок на публикации по истории психологии в журналах других научных направлений (по тематическому рубрикатору РИНЦ, первые 15 рубрик по количеству цитирований) обнаруживается следующее распределение: журналы по тематике “Психология” –– 42.3%, “Народное образование. Педагогика” –– 9.7%, “Философия” –– 4.6%, “История. Исторические науки” –– 1.7%, “Социология” –– 1%, “Государство и право. Юридические науки” –– 0.9%, “Языкознание” –– 0.9%, “Экономика. Экономические науки” –– 0.8%, “Медицина и здравоохранение” ––– 0.7%, “Науковедение” –– 0.4%, “Физическая культура и спорт” –– 0.4%, “Культура. Культурология” –– 0.4%, “Политика. Политические науки” –– 0.3%, “Литература. Литературоведение. Устное народное творчество” –– 0.3%, “Биология” –– 0.3%.
19 На текущий момент времени2 Тематический рубрикатор в РИНЦ показал наличие девяти российских журналов, заявленных в рубрике 15.01.09. “История психологии. Персоналия” Государственного рубрикатора научно-технической информации (ГРНТИ) (табл. 2).
2. Февраль 2020 года.
20

21 Из девяти заявленных в рубрике журналов –– семь мультидисциплинарных, и только три журнала имеют в своем перечне разделов четыре и менее рубрик, в том числе и историю психологии, что позволяет говорить о специализации этих журналов по историко-психологической тематике. Это журналы “Институт психологии Российской академии наук. Человек и мир” (5 выпусков, последний в 2018 году, рейтинг РИНЦ и двухлетний импакт-фактор не рассчитывался); “Методология и история психологии” (23 выпуска, последний выпуск в 2018, последний раз рейтинг РИНЦ и двухлетний импакт-фактор рассчитывался в 2010 году — 0.298); “История российской психологии в лицах: Дайджест” (19 выпусков, последний выпуск в 2018 году, рейтинг РИНЦ не рассчитывался, двухлетний импакт-фактор 2018 г. — 0.352).
22 Можно было бы ожидать основной прирост публикаций по истории психологии именно за счет журналов, узконаправленных на данную тематику, не теряющуюся среди множества конкурирующих разделов. В некоторой степени так и происходит, однако, в связи с их нерегулярным выходом они не могут обеспечивать ожидаемый регулярный прирост.
23 Распределение по журналам, публикующим материалы по историко-психологической тематике, позволяет выделить основное ядро периодических изданий, развивающих это направление. Можно предположить, что ядерным журналом для отечественной истории психологии является “Психологический журнал” РАН. Согласно “закону рассеяния” научных публикаций (закону Брэдфорда), сформулированному в 30-х годах 20 века, совокупность публикаций по какой-либо области науки можно разделить на три концентрических круга, первый из которых содержит небольшое количество ядерных журналов по этой области, вторая группа содержит значительно большее количество журналов, смежных с данной областью, третья группа содержит огромное количество журналов, в которых появление публикаций по этой области трудно предполагать. Это подтверждается формальными показателями, например, средней цитируемости научных публикаций (табл.3).
24

25 В таблице 3 показаны значения импакт-факторов журналов, публикующих статьи по истории психологии и ранжированных по количеству таких публикаций в 2016–2017 гг., а также средняя цитируемость этих статей в 2018 году. Таким образом, сравнение данных двух показателей импактности (журнала за 2018 год и историко-психологических публикаций в этих журналах за 2018) позволяет оценить вклад историко-психологических публикаций в показатель импакт-фактора журнала.
26 Вклад историко-психологических публикаций в импакт-фактор журналов, в которых они размещены, показан на рис. 1.
27 В случае превышения показателя средней цитируемости историко-психологических публикаций импакт-фактора журнала речь идет о позитивном вкладе историко-психологических публикаций в импакт-фактор журнала, в обратном случае речь идет о негативном вкладе в импакт-фактор (обеднение импакт-фактора). Как видно, в 8 из 15 случаев историко-психологические публикации обогащают показатель влиятельности журнала, причем в некоторых случаях существенно, например, для Ярославского педагогического вестника, или журнала “Институт психологии РАН. Социальная и экономическая психология”.
28

Рис.1. Гистограммы показателей импакт-факторов журналов (2018 г., сплошной график), публикующих статьи по истории психологии, и средней цитируемости (2018 г., пунктирный график) историко-психологических публикаций (за 2016–2017 гг.) в этих журналах.

29 В России на декабрь 2019 года публикационная активность в области истории психологии поддерживается в 212 научных и образовательных организациях, 113 из них имеют не менее двух публикаций. Для сравнения были выбраны 10 ведущих по количеству публикаций по истории психологии организаций (рис. 2).
30

Рис. 2. Гистограмма распределения по организациям количества публикаций по истории психологии (первые 10 организаций)

31 Безусловным лидером продуктивности по историко-психологической тематике является Институт психологии Российской академии наук — 444 публикации.
32 Значение индекса Хирша по теме “История психологии” — 35 также выделяет Институт психологии РАН в качестве флагмана по историко-психологической тематике (рис. 3). Институт психологии РАН отличает еще и то, что в приросте публикаций по результатам историко-психологических исследований участвуют более 20 сотрудников организации, в то время как в остальных организациях ведущей десятки вклад в продуктивность организации в историко-психологической области осуществляют не более 3–4 авторов, а в МГУ им. М.В. Ломоносова — не более 10 авторов.
33

Рис. 3. Гистограмма показателей индекса Хирша организаций по историко-психологическим публикациям (первые 10 организаций)

34 Для расчета динамического показателя влиятельности организаций в области истории психологии был рассчитан агрегированный импакт-фактор по тематическому массиву “история психологии” для каждого года, начиная с 2014 и заканчивая 2018. На рис. 4 данный агрегированный импакт-фактор выделен графиком “по области”. Также были рассчитаны двухлетние импакт-факторы по историко-психологическим публикациям десяти ведущих по этому показателю организаций. Видно, что более всего в 2017–2018 годах, в основном, десять ведущих организаций своими публикациями обогащают общий агрегированный показатель влиятельности научной области, особенно такие организации, как: Институт психологии РАН, Ярославский государственный педагогический университет, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет, Московский гуманитарный университет.
35

Рис 4. Профили агрегированного импакт-фактора (двухлетнего) организаций по историко-психологическим публикациям с 2014 по 2018 годы

36 Для выявления уровня влиятельности научной отрасли “история психологии”, представленного историко-психологическими публикациями, индексированными в РИНЦ, были сопоставлены показатели агрегированного импакт-фактора массива историко-психологических публикаций с показателями импакт-фактора по медиане психологических журналов, индексируемых в РИНЦ.
37

Рис.5. Гистограмма показателей агрегированного импакт-фактора массива историко-психологических публикаций (гистограммы с вертикальной штриховкой) и показателей импакт-фактора по медиане журналов по психологии (гистограммы с горизонтальной штриховкой) (РИНЦ)

38 Гистограмма демонстрирует существенное превышение показателей агрегированного импакт-фактора массива историко-психологических публикаций по отношению к медианному значению импакт-фактора психологических журналов, что указывает на высокую влиятельность историко-психологических работ в публикационном пространстве психологии Российского индекса научного цитирования. В табл. 4 приведены показатели рангового значения журнала по психологии в РИНЦ с 2014 по 2018 годы, соответствующие агрегированному импакт-фактору историко-психологических публикаций. Очевидно, что агрегированное значение импакт-фактора рассматриваемых публикационных массивов, взятое в соответствии с рангом журнала по психологии, локализует их неизменно в первой по влиятельности четверти всего списка–рейтинга индексируемых в РИНЦ психологических журналов.
39

40 ВЫВОДЫ
41 На основании библиометрического анализа публикационного массива РИНЦ, объединенного тематикой “история психологии”, выявлено:
42 1. История психологии как объект библиометрического анализа по своим  формализованным показателям научной результативности занимает одно из лидирующих мест в отрасли наук – психология: положение выше медиального, что свидетельствует о высокой востребованности научного направления.
43 2. В результате библиометрического анализа публикационной активности по истории психологии выявлены институциональные лидеры, формирующие основные черты научной отрасли истории психологии в России; абсолютное первенство в этом отношении занимает Институт психологии РАН.
44 3. Положительный прогнозируемый прирост публикаций в год за счет профильных журналов по истории психологии не подтверждается. Основные причины: размещение статей по истории психологии в мультидисциплинарных журналах; нерегулярность выхода профильных журналов по истории психологии; авторы не используют общие, соответствующие области маркировки научных публикаций (по крайней мере в части названий и ключевых слов).
45 4. Влиятельность (импактность) мультидисциплинарных психологических журналов в системе РИНЦ тесно связана с вкладом импактности авторских публикаций по отрасли “история психологии”.
46

5. История психологии локализуется как “метажурнал” (по показателю агрегированного импакт-фактора) в первой по влиятельности четверти всего списка-рейтинга индексируемых в РИНЦ психологических журналов.

References

1. Eliseeva I.N., Olejnik Yu.N. Naukometricheskij analiz kak metod izucheniya sostoyaniya i dinamiki nauchnogo napravleniya (na primere ispol`zovaniya kategorii “individual`nost`” v nazvaniyax dissertacionny`x issledovanij 1992–2018 gg.). Metodologiya, teoriya, istoriya psixologii lichnosti. Ed. A.L. Zhuravlev, E.A. Nikitina, N.E. Xarlamenkova. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2019. P. 218–233. (in Russian)

2. Zuev K.B., Nestik T.A. Bibliometricheskij analiz osnovny`x pokazatelej publikacij po teme “Psixologiya” v naukometricheskoj baze Web of Science Core Collection. Fundamental`ny`e i prikladny`e issledovaniya sovremennoj psixologii. Ed. A.L. Zhuravlev, V.A. Kol`czova. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2017. P. 1822–1829. (in Russian)

3. Zuev K.B., Nestik T.A. Bibliometricheskij analiz razvitiya osnovny`x napravlenij psixologicheskix issledovanij (po danny`m WoS i statistike poiskovy`x zaprosov Google). Psixologicheskoe znanie: sovremennoe sostoyanie i perspektivy` razvitiya. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2018. P. 671–697. (in Russian)

4. Koly`shkina A.V., Olejnik Yu.N. Vozmozhnosti ispol`zovaniya metoda indeksa citirovaniya v istoriko-psixologicheskom issledovanii. Sovremennaya psixologiya: sostoyanie i perspektivy` issledovanij. Ch. 4. Metodologicheskie problemy` istoriko-psixologicheskogo issledovaniya: materialy` yubilejnoj nauchnoj konferencii IP RAN, 29–29 yanvarya 2002 g.. Ed. A.L. Zhuravlev. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2002. P. 288–298. (in Russian)

5. Kostrigin A.A., Xusyainov T.M. Imya L.S. Vy`gotskogo kak ob``ekt Digital Humanities. Istoriya psixologii v liczax: Dajdzhest. 2016. № 6. P. 44–66. (in Russian)

6. Kostrigin A.A., Xusyainov T.M. Digital Humanities v istorii psixologii (na primere familii V.M. Bextereva). Cifrovoj ucheny`j: laboratoriya filosofa. 2018. V. 1. № 1. P. 160–179. (in Russian)

7. Kostrigin A.A., Mazina K.N. Istoki i aktual`nost` vozniknoveniya kognitivnoj psixologii (Digital Humanities v istorii psixologii). Istoriya psixologii v liczax: Dajdzhest. 2018. № 3. P. 19–30. (in Russian)

8. Kostrigin A.A., Nekrasova A.S., Demeshhuk E.L. Cifrovaya istoriya psixologii: ispol`zovanie ponyatiya “bessoznatel`noe” v russkoyazy`chnoj literature. Istoriya psixologii v liczax: Dajdzhest. 2018. № 3. P. 31–41. (in Russian)

9. Mazilov V.A., Baty`rshina A.R. Vozmozhnosti naukometricheskogo podxoda v istoriko-psixologicheskom issledovanii (na primere problemy` voli v otechestvennoj psixologii). Yaroslavskij pedagogicheskij vestnik. 2016. № 36. P. 63–74. (in Russian)

10. Morgun A.N. Naukometricheskoe prostranstvo issledovanij po istorii psixologii: prirosty` i izderzhki. Znanie. Ponimanie. Umenie. 2019. № 2. P. 136–146. (in Russian)

11. Nestik T.A., Zhuravlev A.L. Analiz bol`shix danny`x v psixologii i sociogumanitarny`x naukax: perspektivny`e napravleniya issledovanij. Psikhologicheskii zhurnal. 2019. V. 40. №6. P. 5–17. (in Russian)

12. Pislyakov V.V. Bibliometricheskie indikatory` v resursax Thomson Reuters. Rukovodstvo po naukometrii: indikatory` razvitiya nauki i texnologii. Ed. M. A. Akoev. Ekaterinburg: Izd-vo Ural`skogo universiteta, 2014. P. 75–109. (in Russian)

13. Pislyakov V.V. Metody` ocenki znaniya po pokazatelyam citirovaniya. Sociologicheskij zhurnal. 2007. № 1. P. 128–140. (in Russian)

14. Cherdakova M.M., Kostrigin A.A. Bibliometricheskij analiz publikacij v sbornikax materialov konferencij “Istoriya otechestvennoj i mirovoj psixologicheskoj my`sli (Moskovskie vstrechi po istorii psixologii)” (2006, 2009, 2016). Istoriya rossijskoj psixologii v liczax: Dajdzhest. 2017. № 4. P. 25–37. (in Russian)

15. Burman J.T. What Is History of Psychology? Network Analysis of Journal Citation Reports, 2009–2015. SAGE Open. 2018. V. 8. Issue 1.

16. Coleman S.R., Cola P., Webster S. Characteristics of the System of Production of History-Of-Psychology Literature, 1975–1986. International Journal of Psychology. 1992. V. 27. Issue 1. P. 110–124.

17. Flis I. Digital humanities as the Historian's Trojan Horse: Response to commentary in the special section on digital history. History of Psychology. 2018. V. 21. Issue 4. P. 380–383.

18. Green C.D. A digital future for the history of psychology?. History of Psychology. 2018. V. 19. Issue 3. P. 209–219.

19. Hirsch J. E. An index to quantify an individual’s scientific research output.. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2005. V. 102. Issue 46. P. 16569–16572.

20. Krampen G. Scientometric trend analyses of publications on the history of psychology: Is psychology becoming an unhistorical science?. Scientometrics. 2016. V. 106. Issue 3. P. 1217–1238.

21. Preckel F., Krampen G. Development and main topics of psychological giftedness research: A scientometric study of publications between 1980 and 2014. Psychologische Rundschau. 2016. V. 67. Issue 1. P. 1–14.

22. Rushton J.P. A Scientometric appreciation of H. J. Eysenk’s contributions to psychology. Personality and Individual Differences. 2001. V. 31. Issue 1. P. 17–39.

23. Serova O. Scientific metric methods in historical psychological study. International Journal of Psychology. 2000. V. 35. Issue 3–4. P. 50.

Comments

No posts found

Write a review
Translate