The emergence of the systemic approach at the institute of psychology of the Soviet Academy of sciences in 1972–1973
Table of contents
Share
QR
Metrics
The emergence of the systemic approach at the institute of psychology of the Soviet Academy of sciences in 1972–1973
Annotation
PII
S020595920013325-3-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
V. Belopolsky 
Occupation: Principal Researcher, Laboratory of History of Psychology and Historical Psychology
Affiliation: Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Yaroslavskaya str., 13, building 1
A. Zhuravlev
Occupation: Professor, Scientific Adviser of Institute of Psychology RAS
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Yaroslavskaya str., 13, building 1
A. Kostrigin
Occupation: Research Associate, Laboratory of History of Psychology and Historical Psychology
Affiliation: Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences
Address: Yaroslavskaya str., 13
Pages
36-45
Abstract

The process of emergence and conceptual design of the systemic approach at the Institute of Psychology of the Soviet Academy of Sciences in 1972−1973 is considered. Archival documents are analyzed: transcripts of meetings of the Academic Council of the Institute of Psychology and reports on the research activities of laboratories. The role of scientific discussions on interdisciplinarity and complexity of research in the formulation of the idea of the systemic approach is shown. The authors revealed preparatory materials and the scientific report text of B.F. Lomovin 1973, in which he first formulated the principles of the systemic approach in psychology.

Keywords
history of Soviet psychology, systemic approach, scientific discussion, Institute of Psychology of the Soviet Academy of Sciences, B.F. Lomov, archival documents
Acknowledgment
The research was supported by Russian Foundation for Basic Research (project № 20-013-00680 “The history of modern Russian academic psychology: scientific schools, personalities, determinants of development”)
Received
07.01.2021
Date of publication
20.01.2021
Number of purchasers
0
Views
25
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Организация в 1971–1972 гг. в структуре Академии наук СССР Института психологии явилась важной вехой в истории отечественной психологии. В его создании принимали участие ведущие ученые Советского Союза, как психологи, так и представители других областей знания. Роль психологии как особой науки, изучающей закономерности человеческих эмоций и чувств, деятельности и поступков, была признана на высоком уровне руководства страны и в академической среде. Институт создавался, в первую очередь, как исследовательский центр, направленный на разработку фундаментальных вопросов психологии, решение теоретических и методологических проблем психологической науки. Другими его уставными задачами являлись координация работ по общей, социальной, инженерной психологии, психологии труда, специальных прикладных проблем этой науки и психофизиологии, а также участие в комплексном изучении пограничных для психологии проблем философии, конкретных социальных исследований, физиологии высшей нервной деятельности человека, физиологии адаптации человека, теории процессов управления (подробное описание истории создания Института психологии АН СССР содержится в другой нашей работе [13]).
2 Для решения таких задач, безусловно, нужна некая организующая идея, принцип, положенный в основу как организационно-кадровой политики комплектования коллектива Института, так и собственно научной работы его подразделений. Поиск, формулировка и конкретная реализация такого принципа начались еще на этапе обсуждения программы будущего научного академического центра и продолжились после его создания. Таким методологическим принципом стал системный подход, основные положения которого в приложении к психологии были впервые концептуализированы и опубликованы Б.Ф. Ломовым к 1973 г. в его работе [29] и затем в расширенном и доработанном варианте в 1975 г. [27, 28].
3

В данной работе мы обратимся к вопросу зарождения системного подхода в Институте психологии АН СССР в первые годы его деятельности. Системный взгляд на процессы, происходящие в природе, обществе и человеке, стали популярными в 1960-е гг. под влиянием работ Л. фон Берталанфи и Н. Винера. В СССР системная методология в области философии науки разрабатывалась такими исследователями, как И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин [15], М.С. Каган [21], В.П. Кузьмин [25], В.Н. Садовский [34], В.С. Тюхтин [35], А.И. Уемов [36] и др. Системные принципы управления в биологии легли в основу теорий Н.А. Бернштейна [14] и П.К. Анохина [2]. В психологии идеи системности, целостности, интегративности рассматривались в работах Б.Г. Ананьева [1], А.Н. Леонтьева [26], А.Р. Лурии [32], К.К. Платонова [33] и др., однако Институт психологии АН СССР стал именно тем научно-исследовательским центром, в котором положения системного подхода были изначально заложены в программу работы и применены в различных областях психологии. Разработка системного подхода проходила по следующим направлениям: 1) в научных коммуникациях и дискуссиях о комплексности и междисциплинарности психологических исследований на различных мероприятиях Института психологии; 2) в постановке научно-исследовательских задач сотрудниками лабораторий Института. Мы рассмотрим эти направления с помощью архивных материалов: стенограмм заседаний первого Ученого совета Института психологии АН СССР в 1972 г., отчетов о научно-исследовательской деятельности Института за 1972–1973 гг., рукописей из научного фонда Б.Ф. Ломова. В научной литературе отмечается, что Б.Ф. Ломов предложил системный подход только в 1975 г. [12, 18, 19, 24], однако обнаруженные материалы открывают новые факты о более ранней разработке системных идей в Институте психологии. Следует подчеркнуть, что изучение архивов имеет большое значение не только для понимания локальных историко-научных событий (становление научных направлений и школ в Институте), но и для анализа истории отечественной психологии в широком смысле, поиска истоков и факторов формирования системного подхода [20, 23].

4 ДИСКУССИИ ПО ПРОБЛЕМАМ КОМПЛЕКСНОСТИ И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ НА ЗАСЕДАНИЯХ УЧЕНОГО СОВЕТА ИНСТИТУТА ПСИХОЛОГИИ АН СССР В 1972 Г.
5 В самом начале функционирования Института научная коммуникация осуществлялась на семинарах, которые приобрели статус всесоюзных. В 1972 г. были организованы семинары “Основные проблемы психологической науки” (руководитель ––сначала В.Д. Небылицын, затем Б.Ф. Ломов), “Методологические проблемы социальной психологии” (руководитель Е.В. Шорохова), “Философские проблемы психологии” (руководитель Л.И. Анцыферова) и методологический семинар по проблемам психологии и кибернетики (руководитель О.К. Тихомиров), а в 1973 г. к ним добавился семинар “Психология и технический прогресс” (руководитель В.Ф. Рубахин). Взаимодействие с различными исследователями обеспечивали и проводившиеся конференции: “Социально-психологические проблемы этнических и национальных особенностей психических явлений” (1972) и “Моторные компоненты зрения” (1973).
6 Однако особое внимание необходимо уделить специальному органу Института психологии – Ученому совету. Вопрос о создании Ученого совета был специально отмечен Президиумом Академии наук СССР при обсуждении и утверждении Постановления № 1079 “Об организации Института психологии АН СССР” от 16 декабря 1971 г. [5, л. 119–120]. В 1972–1973 гг. работал первый состав Ученого совета: Б.Ф. Ломов (председатель), В.Д. Небылицын (заместитель председателя), Е.В. Шорохова (заместитель председателя), Р.Л. Гасанова (ученый секретарь), П.К. Анохин, А.И. Берг, А.В. Запорожец, В.П. Зинченко, В.Ю. Крылов, А.Н. Леонтьев, М.Н. Ливанов, А.Р. Лурия, Н.С. Мансуров, Б.Д. Парыгин, Б.Ф. Поршнев, В.А. Попов, К.К. Платонов, А.Р. Ратинов, А.А. Смирнов, А.Г. Спиркин, О.К. Тихомиров, В.Ф. Рубахин, В.И. Севастьянов, П.К. Исаков, В.С. Русинов, М.Г. Ярошевский [6, л. 29–30; 8, л. 158]. Без преувеличения можно сказать, что это был выдающийся по составу и представительству научный коллектив.
7

В функции Ученого совета входило, прежде всего, решение организационных вопросов деятельности Института психологии (утверждение планов и отчетов научно-исследовательской работы, обсуждение публикационной активности сотрудников, утверждение тем диссертационных работ и др.), но в первые годы на его заседаниях часто возникали научные дискуссии, представляющие для истории психологии особый интерес. Они начались не сразу, но потребность членов Ученого совета высказать свое мнение в научных выступлениях существовала, и этот настрой был подхвачен Б.Ф. Ломовым. Осенью 1972 г. он сказал: “Я думаю, что наши последующие заседания Ученого совета должны быть посвящены рассмотрению конкретных проблем, разрабатываемых в Институте” [8, л. 157]. Первый специальный доклад состоялся в 1973 г. (А.Н. Леонтьев), однако научные проблемы поднимались и на предыдущих заседаниях, когда обсуждались первые планы научно-исследовательской работы Института на 1972–1973 гг. Эти научные дискуссии являются ключевыми для понимания выбора направлений научных исследований в Институте, т.к. именно в них выкристаллизовывалась идея системности в психологии, ставшая определяющей не только для деятельности Института, но и для всей советской психологии.

8 Уже на первом заседании Ученого совета Института психологии АН СССР (29 июня 1972 г.) состоялась достаточно содержательная дискуссия вокруг первого научно-исследовательского плана на 1972 г. Члены Совета выражали большую озабоченность в связи с предложенными направлениями психологических исследований, т.к. они должны были одновременно отражать большой потенциал Института и быть посильными для его в то время еще малочисленного кадрового состава. Однако Б.Ф. Ломов ставил перед коллективом и широкие задачи на перспективу: “ перед нами возникает необходимость систематического изучения состояния современной психологии, тенденций ее развития, ее места в общей системе научных знаний в связи с возросшей ролью человеческого фактора, и на основе этих исследований нам предстоит разработать перспективную программу развития психологии” [там же, л. 6].
9 Данную идею П.К. Анохин предложил рассматривать как основополагающий принцип всей деятельности Института: “ Институт психологии находится в счастливом положении. Это не институт физиологии, где речь идет о пищеварении. Здесь психика, ее особенности и возможности управления ее особенностями. Это ставит не менее важный вопрос, чем выполнение плана и научно-исследовательских работ. Комплексность. Это единственный, мне кажется, принцип, который должен главенствовать в работе института в целом, и он обеспечит успех. Сейчас ни одно направление изучения психологии, ни одно направление изучения психической деятельности не может быть самостоятельным, потому что психика объединяет все” [там же, л. 32].
10 А.Р. Лурия, в свою очередь, увидел в этом и модель организации конкретных отделов и лабораторий: “Институт, по моему глубокому убеждению, выиграет очень сильно, когда будут определены исходные принципиальные положения отдельных сфер работ и когда содержание работы одного отдела будет использоваться как метод для работы другого отдела. Можно проблему личности или проблему познавательных процессов решать под разным углом зрения, но Институт только выиграет, если каждая из этих проблем будет решаться комплексно. Нейропсихология – это не только прикладной раздел, но и метод решения общих проблем. Например, можно выделить факторы, которые лежат в основе познавательных процессов, проблема принятия решений много выиграет, если к этой проблеме подходить, пользуясь методами нейропсихологии. При комплектовании этого плана следовало бы учесть возможность таких комплексных работ отделов. Это требует более тщательной работы, и следовало бы выделить концептуальные принципиальные положения, например, положение о роли структуры деятельности при изучении психологических процессов” [там же, л. 28–29].
11 Такое построение научно-исследовательской работы Института представлялось как кардинально новое для психологической науки: “ мысль была, чтобы этот институт психологии был построен на оригинальной концепции и не повторяя тысячи других институтов психологии” (П.К. Анохин) [там же, л. 34]. Идея “комплексирования”, комплексности в психологии звучит в 1972 г. достаточно уверенно и перспективно, в том числе и у представителей смежных с ней дисциплин.
12 На другом заседании Ученого совета в октябре 1972 г. обсуждался план работы Института на 1973–1975 гг. [7–8] Б.Ф. Ломовым была поставлена задача специального изучения теоретических и методологических проблем психологии, а также разработки программы развития психологической науки в целом (на что отдельно указывалось в переписке Президиума АН СССР и ЦК КПСС в августе-сентябре 1971 г. [4] и в Постановлении № 1079 Президиума АН СССР от 16 декабря 1971 г. [5]). Б.Ф. Ломов говорит: “Здесь имеется в виду работа в области анализа психологии и ее места, роли и функций в системе современного научного знания. Затем изучение основных тенденций развития мировой научной психологии. Затем планируется разработка методологических проблем психологии. Мы имеем в виду организовать по разным отделам разработку пограничных проблем и выяснение перспективы совместных разработок. Готовится цикл исследований, направленных на выяснение взаимоотношений, взаимосвязи психологии с другими науками: психология и биология, психология и социология, психология и философия, психология и техника, психология и освоение космоса” [8, л. 95].
13 В словах Б.Ф. Ломова намечаются междисциплинарные связи психологии с другими науками, а также просматриваются элементы системного изучения психического. А.А. Смирнов в ходе дискуссии по этим вопросам указывает также на необходимость исследования взаимоотношений психологии и педагогики, психологии и медицины, психологии и кибернетики [там же, л. 105]. О последнем высказывается и О.К. Тихомиров: “Как в мировой психологии, так и в отечественной иногда существует подмена психологических закономерностей кибернетическими” [там же, л. 117]. Наконец, Е.В. Шорохова подводит итог: “ в последующей работе по усовершенствованию нашего плана нам надо перейти на другую ступень и выделить несколько комплексных проблем, которые были бы стержнем работы всего института и определили бы лицо нашего института, как теоретического учреждения Академии наук” [там же, л. 135].
14 Члены Ученого совета высказывали свои предложения по конкретным междисциплинарным проблемам и исследованиям. Так, А.В. Запорожец отмечал, что необходимо придать исследованиям, проводимым в Институте психологии, “более комплексный физиолого-психологический характер и сомкнуть эти исследования более тесно, чем это было до сих пор. К примеру, вопросы предвидения, предвосхищения, предсказания в смысле предчувствия. Видимо, имеется очень большое разнообразие форм этих феноменов и нужно им дать одновременно психологическую и физиологическую характеристику” [там же, л. 103]. Присоединяясь к этой идее, О.К. Тихомиров видит фундаментальную связь между психологическими и физиологическими процессами: “ если процессы эволюционируют, это связано с общей психологией и должны быть установлены конкретные связи с процессами нейропсихологическими” [там же, л. 117–118].
15 Многие участники дискуссии говорили о перспективных проблемах, находящихся на стыке психологических дисциплин. А.А. Смирнов предлагает ввести проблему познавательных процессов в инженерную психологию, а именно психологию сенсорных систем и зрительного восприятия в инженерной деятельности и инженерных условиях [там же, л. 108]. А.Н. Леонтьев отмечает необходимость объединения психологии личности и социальной психологии в рамках вопроса о взаимоотношениях личности и коллектива [там же, л. 110]. Б.Ф. Поршнев рассматривает возможности изучения макрогрупп как междисциплинарную проблему и обосновывает применение для этого экспериментальных методов и методов моделирования [там же, л. 115]. Касаясь прикладной психологии, П.К. Исаков рассматривает научно-исследовательские темы лаборатории специальных прикладных проблем и предлагает объединить изучение работоспособности и изучение пространственной ориентации в рамках единого исследования психологических аспектов работоспособности в различных условиях пространственной ориентации [там же, л. 131–132].
16 П.К. Анохин показывает междисциплинарность психологических исследований на примере проблемы принятия решений. В плане Института психологии на 1973–1975 гг. это направление включалось в перечень научно-исследовательских задач лаборатории проблем автоматизации труда (руководитель темы О.К. Тихомиров, исполнители Э.Д. Телегина, В.А. Терехов), лаборатории математических моделей поведения (руководитель темы В.Ю. Крылов, исполнители Г.Е. Журавлев и Институт кибернетики Грузинской ССР), лаборатории нейрофизиологии (руководитель темы В.Б. Швырков, научный консультант П.К. Анохин, исполнители Д.Г. Шевченко и Ю.И. Александров), лаборатории дифференциальной психофизиологии (руководитель темы В.Д. Небылицын, исполнитель В.М. Русалов) и лаборатории философских проблем психологии в рамках анализа проблемы мотивации (руководитель темы Е.В. Шорохова) [9, л. 10, 12]. Принятие решений является комплексной проблемой, организующей функциональную систему. П.К. Анохин отмечает: “ принятие решений – оно идет всюду, у нас –– нейрофизиологов, у психологов-теоретиков, идет оно и у практиков. Принятие решения — универсальное свойство мыслительной работы человека. Без принятия решения нет никаких последствий разумного порядка. Интеллект, мотивация – мотивация обязательно присутствует. Это и есть база для того, чтобы мы все строили на этом общем стержне, который входит обязательно в архитектуру психики. Нет архитектуры психики без мотивационных процессов” [8, л. 121].
17

Завершая дискуссию по научно-исследовательским планам лабораторий, Б.Ф. Ломов отмечает, что многие фундаментальные проблемы психологии (проблема деятельности, проблема предвидения, принятия решения, проблема соотношения биологического и социального в психике человека) должны стать центральными для научных исследований в Институте психологии [7, л. 37; 8, л. 149]. Это “ узловые проблемы, требующие комплексной разработки и объединяющие все отделы Института” [7, л. 5].

18 Таким образом, состоявшиеся научные дискуссии по проблемам комплексных исследований в психологии, а также объединения исследований разных областей психологии показывают востребованность и актуальность появления системных идей. По нашему мнению, такое оживленное и своевременное обсуждение этих теоретико-методологических вопросов на примере конкретных предметов исследования способствовало практической реализации принципов комплексности и системности в работах сотрудников Института психологии, что и было отражено в отчетах о научно-исследовательской деятельности за 1972–1973 гг.
19

Представляется важным упомянуть также о заседании Ученого совета Института от 7 марта 1973 г., на котором обсуждались статьи А.Н. Леонтьева по методологическим вопросам психологии, опубликованные в журнале “Вопросы философии”. В своем вступительном слове А.Н. Леонтьев тезисно аргументировал необходимость системного подхода в психологии: “Мне представляется, что всякая наука вовсе не имеет дела с вещами, и науки различаются между собой не по отличиям предмета. Возвращаясь к старым истинам: дело ни в вещах, ни в аспектах или точках зрения, а в том, что философы называют формой движения. Тем самым, движение материи, позади которого, по словам Энгельса, нет ничего, и это есть всегда движение, которое происходит вынужденно, движение в созданных формах. Отсюда и возникает необходимость не структурного, не структурно-системного, а системного в марксистском диалектическом смысле слова анализа, т.е. исследования, необходимо рассматривающего преобразование формы” [11, л. 14].

20 РАЗРАБОТКА СИСТЕМНОГО ПОДХОДА В РАМКАХ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ ИНСТИТУТА ПСИХОЛОГИИ АН СССР В 1972–1973 ГГ.
21

Результаты обсуждения теоретико-методологических проблем психологии проявились уже в первом отчете Института психологиио научно-исследовательской деятельности в 1972 г. Опираясь на диалектико-материалистическую методологию, все фундаментальные вопросы психологии “... должны рассматриваться в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Это раскрывается отражательно-регулятивной теорией психического, согласно которой психика есть отражательная функция мозга, осуществляющая регулирование поведения индивида” [7, л. 8].

22

Одновременно с этим к идее системности сотрудники Института подходили через исследования конкретных проблем психологии. Так, Л.И. Анцыферова еще до начала работы в Институте психологии говорила о личности как системе [3]. В начале 1970-х гг. Е.В. Шорохова предлагает структурно исследовать личность и ее компоненты, ею раскрывается “... характеристика марксистских позиций в вопросе о сущности человека, составляющих основу понимания личности в психологии, рассматривается категориальный аппарат психологии изучения личности, проводится соотношение представления о человеке, индивиде и личности, рассматривается возможность структурного подхода к личности” [7, л. 45].

23 К.К. Платонов разработал системно-структурный анализ психологических явлений, при котором определяется целостность, элементы, уровни и связи внутри системы, а также концепцию динамической функциональной структуры личности, которая включает в себя подструктуры направленности, опыта, форм отражения (индивидуальные особенности психических процессов) и биологических особенностей [33].
24 Под руководством Б.Ф. Ломова в лаборатории процессов восприятия изучались функции и механизмы глазодвигательной системы в связи с процессами зрительного восприятия и опознания. Была выдвинута концепция зрительной системы как следящего устройства, что придает процессу зрительного восприятия характер функциональной системы [7, л. 10]. Проблема математического моделирования психических процессов и деятельности рассматривалась сотрудниками лаборатории математических моделей поведения человека (руководитель В.Ю. Крылов). Ими была разработана программа ЭВМ, реализующая самоорганизующуюся систему с двухуровневой структурой перцептивной и исполнительной сфер [там же, л. 49]. Коллектив лаборатории нейрофизиологических основ обучения под руководством В.Б. Швыркова и при активном научном кураторстве П.К. Анохина изучал роль нейронной активности в функциональной системе поведенческого акта на примере процессов принятия решения [там же, л. 53].
25 Все это показывает общую установку на проведение системных исследований в Институте психологии, однако концептуально системный подход оформился только в следующем году.
26

В 1973 г. термин “системный подход” был употреблен в официальном документе – втором отчете о научно-исследовательской работе Института психологии. Данный подход вытекал из необходимости комплексного изучения человека, в котором “... психология призвана выступить в настоящее время в роли основного звена” [10, л. 4]. «Проблема человека уже определилась в науке как комплексная. Человек изучается и как продукт биологической эволюции, и как субъект исторического процесса, и как главный элемент производительных сил общества, и как носитель производственных отношений. Человек включен во многие системы реальной действительности, и жизнь его протекает как полисистемный процесс. Психология в своем специфическом подходе к изучению человека, как субъекта труда, познания и общения, оказывается на “пересечении” многих наук и призвана синтезировать данные, накопленные по человеку в науках общественных, естественных, технических» [там же, л. 5]. Такая позиция приводит к возникновению системности в психологии: «... сейчас созревают условия для действительной и последовательной реализации системного подхода в психологии (курсив наш — В.Б., А.Ж. и А.К.). Важнейшей задачей в этом плане является систематизация данных, накопленных в разных областях психологической науки, в целях выявления внутренних связей между ними и разработки переходных концепций, или “концептуальных мостов” между разными областями» [там же, л. 5–6].

27 И здесь впервые сформулированы положения системного подхода для психологии [там же, л. 6]:
28 — психические явления нельзя рассматривать в какой-либо одной системе координат, т.к. психические явления многомерны;
29 — система психических явлений многомерна, условием выявления связей между разными уровнями в каждом конкретном случае является определение системообразующего фактора;
30 — при описании психических свойств человека необходимо учитывать полисистемность его существования;
31 — одним из основных принципов психологического исследования является принцип развития, предполагающий обязательность изучения психических явлений в динамике.
32 Таким образом, системность достигается признанием психики как объекта “полисистемного, многоуровневого, многомерного, находящегося в постоянном развитии” [там же, л. 6].
33

Одной из первых проблем, которые начали изучаться в Институте психологии с позиции системного подхода, стала проблема принятия решения (под руководством П.К. Анохина и В.Ф. Рубахина). Система принятия решения включает в себя следующие аспекты: логико-психологический, связанный с расчленением и переформулированием задачи на подзадачи; нейрофизиологический, связанный с реализацией системы нейрофизиологических механизмов; операциональный, связанный с выбором и использованием системы операций для информационной подготовки решений, а также с построением и проверкой гипотез в рамках задачи; функционально-динамический, связанный с реализацией комплекса внутренних психологических механизмов (логических, эвристико-поисковых, вероятностных и др.); личностный, связанный с влиянием мотивационно-установочной и эмоционально-волевой сфер на протекание информационных процессов; “формализованный”, связанный с количественной оценкой переработки информации и принятия решения и построением формальных моделей рассматриваемых процедур. “... столь сложная деятельность человека, какой является процедура принятия решения, может быть понята только при условии комплексного и системного подхода в исследованиях данного феномена, при сопоставлении результатов анализа процесса принятия решения с позиций психологии, кибернетики, физиологии, математики и т.д.” [там же, л. 9–10]

34 Е.В. Шорохова обозначает свой подход к изучению и анализу психических феноменов личности уже как системно-структурный: личность понимается не как совокупность отдельных психических процессов, свойств, состояний, а как некое целостное образование, включающее в себя отдельные элементы, объединенные определенными связями [там же, л. 60; 37, с. 30]. В рамках проблематики психологии труда и инженерной психологии также осуществлялась разработка системного подхода, выделение “функционально-целевых критериев” классификации направлений и проблем в данной области и проведение “системно-структурных исследований” [10, л. 63–64].
35

Коллектив лаборатории нейрофизиологических основ обучения под руководством В.Б. Швыркова занимался “... системным анализом функций головного мозга как нейрофизиологической основы сложных форм поведения” [там же, л. 24] на основе теории функциональных систем П.К. Анохина. В исследованиях ставилась задача раскрытия механизмов организации поведенческой реакции, в частности, роли процесса предвидения в формировании отдельного поведенческого акта и в поведении, складывающегося из последовательно совершаемых действий. Показывалось “различное системное значение” одних и тех же групп нейронов в разных фазах вызванного потенциала (“системного процесса”) [там же, л. 25]. Лабораторией дифференциальной психофизиологии под руководством В.М. Русалова разрабатывались методологические принципы анализа основных свойств центральной нервной системы на основе системного (функционально-системного) подхода, при котором частные характеристики сенсорных процессов могут быть использованы в качестве индикаторов общих свойств нервной системы.

36 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
37 Обнаруженные архивные материалы, относящиеся к первым годам деятельности Института психологии АН СССР, вносят значимый вклад в понимание становления психологии в 1970-е гг., открывают новые историко-психологические факты, представляют детали научно-исследовательского, научно-организационного и научно-коммуникационного процессов в науке.
38 Проведенный анализ показывает, что одним из центров разработки системного подхода в начале 1970-х гг. являлся Институт психологии, привлекший к этому многих выдающихся психологов того времени. Необходимо отметить, что, помимо собственно исследований, важным фактором в формировании системного подхода являлись научные дискуссии, происходившие на заседаниях Ученого совета Института, т.е. научная коммуникация направляла теоретико-методологическую мысль [22, 38].
39 В 1973 г. Б.Ф. Ломов выступил с пленарным докладом на 2-й пражской конференции “Психология человеческого учения и решения проблем” [29]. Тема его доклада: “О системном подходе в психологии”. В этом докладе он впервые публично сформулировал основные установки и принципы системного подхода, задал высокую планку для исследований, проводимых в руководимом им Институте психологии. Это выступление и следует, видимо, считать датой зарождения новой научной школы, возглавляемой Б.Ф. Ломовым.
40 Таким образом, системные идеи, еще только оформлявшиеся концептуально, стали проникать во многие области психологии и в методологию исследования различных психологических проблем, решаемых сотрудниками Института психологии АН СССР. Сформулированные Б.Ф. Ломовым и другими сотрудниками Института психологии АН СССР принципы системности расширили исследовательское поле психологии, позволили существенно продвинуть понимание многих психических явлений (процессов, состояний и свойств), обнаружить новые феномены, находящиеся на стыке как отдельных психологических направлений, так и различных наук [12, 17, 30, 31].

References

1. Anan`ev B.G. Chelovek kak predmet poznaniya. L.: Izd-vo Leningradskogo universiteta, 1968. (in Russian)

2. Anoxin P.K. Sistemny`j analiz integrativnoj deyatel`nosti nejrona. Uspexi fiziologicheskix nauk. 1974. V. 5. № 2. P. 5–92. (in Russian)

3. Ancyferova L.I. Psixologiya lichnosti kak otkry`toj sistemy`. Voprosy` psixologii. 1970. № 5. P. 168–178. (in Russian)

4. Arxiv Rossijskoj akademii nauk (ARAN). F. 2. Op. 1 (1971). D. 7. (in Russian)

5. ARAN. F. 2. Op. 6. D. 957. (in Russian)

6. ARAN. F. 1844. Op. 1. D. 111. (in Russian)

7. ARAN. F. 2097. Op. 1. D. 2. (in Russian)

8. ARAN. F. 2097. Op. 1. D. 3. (in Russian)

9. ARAN. F. 2097. Op. 1. D. 5. (in Russian)

10. ARAN. F. 2097. Op. 1. D. 6. (in Russian)

11. ARAN. F. 2097. Op. 1. D. 9. (in Russian)

12. Barabanshhikov V.A., Zhuravlev A.L., Kol`czova V.A. Sistemnoe issledovanie psixicheskogo v rabotax B.F. Lomova. Psikhologicheskii zhurnal. 2007. V. 28. № 3. P. 5–13. (in Russian)

13. Belopol`skij V.I., Zhuravlev A.L., Kostrigin A.A. Istoriya organizacii i nachalo deyatel`nosti Instituta psixologii AN SSSR v dokumentax i vospominaniyax sovremennikov. Psikhologicheskii zhurnal. 2020. V. 41. № 5. P. 97–107. (in Russian)

14. Bernshtejn N.A. Fiziologiya dvizhenij i aktivnost`. Ed. O.G. Gazenko. Moscow: Nauka, 1990. (in Russian)

15. Blauberg I.V., Yudin E`.G. Stanovlenie i sushhnost` sistemnogo podxoda. Moscow: Nauka, 1973. (in Russian)

16. Vy`gotskij L.S. Izbranny`e psixologicheskie issledovaniya. Moscow: Izd-vo Akad. ped. nauk RSFSR, 1956. (in Russian)

17. Vy`dayushhiesya ucheny`e Instituta psixologii RAN: Biograficheskie ocherki. Ed. A.L. Zhuravleva; sost. A.L. Zhuravlev, V.I. Belopol`skij. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2020. (in Russian)

18. Zhuravlev A.L., Kol`czova V.A. Boris Fedorovich Lomov – ucheny`j, rukovoditel`, chelovek (k 85-letiyu so dnya rozhdeniya). Razvitie psixologii v sisteme kompleksnogo chelovekoznaniya: Materialy` Vserossijskoj nauchnoj konferencii, posvyashhennoj 40-letiyu Instituta psixologii i 85-letiyu ego osnovatelya B. F. Lomova: v 2 chastyax. Chast` 1. Ed. A.L. Zhuravlev, V.A. Kol`czova. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2012. P. 11–15. (in Russian)

19. Zuev K.B. Teoreticheskie i filosofskie osobennosti nauchnoj deyatel`nosti Instituta psixologii AN SSSR na e`tape stanovleniya (po arxivny`m materialam). Koncept: filosofiya, religiya, kul`tura. 2018. № 2 (6). P. 44–53. (in Russian)

20. Ivanova T.A. Istoriya i sovremennoe sostoyanie sistemnogo podxoda v otechestvennoj psixologii: Dis. ... kand. psixol. nauk. Perm`, 2005. (in Russian)

21. Kagan M.S. Chelovecheskaya deyatel`nost` (Opy`t sistemnogo analiza). Moscow: Politizdat, 1974. (in Russian)

22. Kol`czova V.A. Nauchnaya diskussiya kak predmet sistemnogo issledovaniya. Sovremennaya psixologiya: sostoyanie i perspektivy`: Tezisy` dokladov na yubilejnoj nauchnoj konferencii Instituta psixologii RAN, 28–29 yanvarya 2002 g. V 2 t. T. 1. Ed. A.V. Brushlinskij, A.L. Zhuravlev. Moscow: Izd-vo “Institut psixologii RAN”, 2002. P. 45–48. (in Russian)

23. Kol`czova V.A. Sistemny`j podxod i razrabotka problem istorii otechestvennoj psixologicheskoj nauki. Psikhologicheskii zhurnal. 2002. V. 23.№2. P. 14–16. (in Russian)

24. Kol`czova V.A., Zhuravlev A.L. B.F. Lomov – novator i pervoproxodecz v psixologicheskoj nauke (k 90-letiyu so dnya rozhdeniya). Psikhologicheskii zhurnal. 2017. V. 38. № 6. P. 5–16. (in Russian)

25. Kuz`min V.P. Princip sistemnosti v teorii i metodologii K. Marksa. Moscow: Politizdat, 1976. (in Russian)

26. Leont`ev A.N. Problema deyatel`nosti v psixologii. Voprosy` filosofii. 1972. № 9. P. 95–108. (in Russian)

27. Lomov B.F. O sistemnom podxode v inzhenernoj psixologii. Studia Psychologica. 1975. V. 17. № 2. P. 86–93. (in Russian)

28. Lomov B.F. O sistemnom podxode v psixologii. Voprosy` psixologii. 1975. № 2. P. 31–45. (in Russian)

29. Lomov B.F. O sistemnom podxode v psixologii. Psixologiya chelovecheskogo ucheniya. Izbranny`e doklady`. 2-aya prazhskaya konferenciya. Bratislava: Psychodiagnostika, 1976. P. 221–232. (in Russian)

30. Lomov B.F. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy` psixologii. Moscow: Nauka, 1984. (in Russian)

31. Lomov B.F. Vy`stuplenie na torzhestvennom sobranii, posvyashhennom 15-letiyu obrazovaniya Instituta psixologii AN SSSR. Psikhologicheskii zhurnal. 1991. V. 12. № 4. P. 16–26. (in Russian)

32. Luriya A.R. Mozg cheloveka i psixicheskie processy`. V 2t. V. 1. Nejro-psixologicheskie issledovaniya. Moscow: Izd-vo Akad. ped. nauk RSFSR, 1963. (in Russian)

33. Platonov K.K. O sisteme psixologii. Moscow: My`sl`, 1972. (in Russian)

34. Sadovskij V.N. Osnovy` obshhej teorii sistem: logiko-metodologicheskij analiz. Moscow: Nauka, 1974. (in Russian)

35. Tyuxtin V.S. Otrazhenie, sistemy`, kibernetika: Teoriya otrazheniya v svete kibernetiki i sistemnogo podxoda. Moscow: Nauka, 1972. (in Russian)

36. Uemov A.I. Sistemny`j podxod i obshhaya teoriya sistem. Moscow: My`sl`, 1978. (in Russian)

37. Shoroxova E.V. Psixologicheskij aspekt problemy` lichnosti. Teoreticheskie problemy` psixologii lichnosti. Ed. E.V. Shoroxova. Moscow: Nauka, 1974. P. 3–33. (in Russian)

38. Yaroshevskij M.G. Funkciya diskussii v predmetno-logicheskom razvitii nauki. Rol` diskussij v razvitii estestvoznaniya. Ed. M.G. Yaroshevskij. Moscow: Nauka, 1986. P. 8–39. (in Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate