Empirical and applied works in the scientific heritage of B.D. Parygin (the 90-th anniversary)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Empirical and applied works in the scientific heritage of B.D. Parygin (the 90-th anniversary)
Annotation
PII
S020595920010431-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Irina Mironenko 
Occupation: Professor of the faculty of psychology
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Sankt-Petersburg, Makarova emb., 6
A. Zhuravlev
Occupation: scientific supervisor of the Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of Psychology RAS
Address: Russian Federation
Pages
46-54
Abstract

The significance of empirical and applied research in the holistic system of social psychology proposed by B.D. Parygin is revealed. The scientist is known to the scientific community primarily as the founder of the philosophical and sociological trend in social psychology, the author of fundamental theoretical works. The paper explicates the integral unity of theory, methodology and practice in the work of Parygin, the inextricable links of his developments to the specific historical reality of the society. Empirical studies conducted by Parygin on group activities and communication are presented in detail and analyzed; his developments on leadership; practical developments in the field of diagnostics, forecasting and regulation of the socio-psychological climate of the team; the model for partnership training, which Paryginproposed. The holistic, authentic and original nature of the system of social psychology developed by Parygin, the scientist’s focus on the domestic scientific tradition and culture is shown.

Keywords
Empirical and applied work, methodology of social psychology, spiritual and philosophical tradition of the Russian humanities, personality, communication, leadership, socio-psychological climate of the team, socio-psychological training
Acknowledgment
This work was supported by RFBR, grant №20-013-00260
Received
19.07.2020
Date of publication
24.07.2020
Number of purchasers
24
Views
756
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2020
1 В текущем году отмечается 90-летие со дня рождения Бориса Дмитриевича Парыгина, творчество которого по праву можно назвать уникальным явлением в отечественной психологической науке. В сложном и противоречивом дискурсе российской социальной психологии, которая создавалась на основе марксистской методологии, а деятельностный подход был здесь идеологически одобренным “мейнстримом”, труды Парыгина занимают особое место. Другим важным фактором развития российской социальной психологии было освоение в 1960−70х годах теории и методов зарубежной психологии. В результате "ее особенностью оказалось двойное “гражданство” – категориально-понятийный аппарат имел отечественное и “импортное” происхождение» [25, с. 407], что “создает глубокое противоречие в ее развитии, которое до сих пор полностью не выявлено” [там же, с. 401]. В этой непростой ситуации Парыгин не был в строгом смысле ни марксистом, ни приверженцем западных направлений. С необходимостью декларируя положения марксизма, виртуозно владея искусством “Эзопова языка”, Парыгин смог состояться и предложить собственную целостную, оригинальную, укорененную в национальной научной традиции концепцию социальной психологии как системы научного знания, в контексте которой общие и частные вопросы теории, методологии и практики рассматриваются с единых методологических позиций, – и последовательно развивал ее на протяжении всей жизни. Закономерно, что его статус в профессиональном сообществе и отношение к нему коллег на протяжении его жизни были неоднозначными. Среди тех, кто оказывал Борису Дмитриевичу важную для него профессиональную и моральную поддержку, назовем Алексея Александровича Бодалёва (1923–2014), Екатерину Васильевну Шорохову (1922–2004) и др.
2 Парыгин известен прежде всего как основатель философско-социологического направления в  социальной психологии и автор фундаментальных теоретических работ [1, 2, 4]. Однако было бы неверно видеть в Парыгине только теоретика. Уникальность его подхода заключается в целостном видении всей системы социальной психологии – её истории, методологии, теории и  праксиологии . Все эти элементы предметной области этой науки рассматривались им в единстве. Именно так ставится задача построения социальной психологии как самостоятельной системы знаний и исследований в первой, опубликованной им в 1965 году монографии “Социальная психология как наука” [17]. Целостная система социально-психологических представлений Парыгина разрабатывалась и уточнялась в последующих крупных монографиях: “ Основы социально-психологической теории ” [9], “Социальная психология: Проблемы истории, методологии и теории” [18], “Социальная психология: Истоки и перспективы” [16].
3 Между выходом в свет первых двух монографий Парыгина, 1965 и 1971 годов издания [17, 9], и монографиями 1999 и 2010 годов [18, 16], прошло почти сорок лет. Первые монографии писались в эпоху после Хрущевской оттепели. Последние – уже в пост-советский период, в стране, пережившей “Брежневский застой”, перестройку и время радикальных социальных и экономических реформ. Вслед за изменением предметной сферы, в обращении к новым задачам, развивается и методология Парыгина, и теоретические конструкты. Эмпирические, направленные на решение конкретных практических задач, работы Парыгина служили не только апробацией его теоретических конструктов, но и в существенной степени были той почвой, на которой эти теоретические конструкты вырастали.
4 Прикладные разработки Парыгина прежде всего обращены к проблемам жизнедеятельности реальных трудовых коллективов. Такие группы существенно отличаются от лабораторных групп и групп общения. Во-первых, в таких группах имеются уже сложившиеся отношения. Во-вторых, они подчинены целям реальной предметно-функциональной деятельности. Это определяет и специфику социально-психологических феноменов в таких группах: они возникают на пересечении межличностных и функционально-ролевых деловых отношений. В них Парыгин рассматривает проблемы лидерства и руководства [15]; вопросы диагностики, прогнозирования и регуляции социально-психологического климата [14, 20]; для реальных же трудовых коллективов Парыгиным разработана оригинальная модель постдиагностического тренинга-коррекции внутриколлективных отношений и общения [10].
5 ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБОВ ОРГАНИЗАЦИИ ГРУППОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИЯ: ЛИДЕРСТВО И РУКОВОДСТВО
6 Центральное место в разработках Парыгина, непосредственно обращенных к прикладной социальной психологии, занимают вопросы определения способов организации групповой деятельности и общения, способствующих достижению групповых целей с наибольшим эффектом, высоко актуальные и сегодня [3]. Важнейшими факторами, оказывающими решающее влияние на структуру общения в группе и групповую интеграцию, Парыгин полагал стихийно складывающееся лидерство и институционально оформленное официальное руководство в рамках социальной организации. Б.Д. Парыгин первым из отечественных социальных психологов обратился к разработке проблем лидерства и руководства [15] и последовательно развивал эту тематику на протяжении всей своей творческой деятельности. В организации структуры группового общения, эффективного руководства и управления групповой деятельностью лидерство и руководство, в отличие от частных механизмов влияния и взаимовлияния (заражения, внушения, убеждения и т. д.), рассматривались им как формы социального контроля и интеграции всех механизмов и способов социально-психологического воздействия с целью достижения максимального эффекта групповой деятельности и общения. В работах Парыгина с исчерпывающей полнотой характеризуются природа, специфика и место лидерства в структуре общения; особенности и функции руководства как фактора социально-психологического общения и его отличие от феномена лидерства.
7 Известно, что в мировой социальной психологии существуют различные теории лидерства, авторы которых объясняют его природу либо отдельно взятыми индивидуально-психологическими характеристиками субъекта, либо особенностями групповой деятельности или конкретной ситуации. Парыгин отрицает саму возможность такой односторонней трактовки. Он рассматривает лидерство как системное свойство, порождаемое взаимодействием объективных и субъективных факторов.
8 В соответствии с логикой структурно-динамического подхода [1, 2], существенное внимание в работах Парыгина уделяется анализу динамики лидерства: природе и механизмам смены одного лидера другим. Лидерство функционирует как в социальной микро-, так и в макросреде. В социальной микросреде причиной смены лидера обычно оказывается его несоответствие требованиям, нормам, целям и задачам группы. Причиной может быть как чрезмерная авторитарность лидера, так и неспособность лидера справиться с новыми, возникающими на практике задачами групповой деятельности. Парыгин отмечает и зависимость уровня активизации лидерства от социальной макросреды и конкретно-исторических условий, в которых работает группа. Этот взгляд представляется актуальным в контексте развития современной экономической и организационной психологии [3].
9 По результатам эмпирических исследований коллег и учеников Парыгина (Н.С. Жеребовой, В.Д. Гончарова и В.Ф. Ануфриевой), им была предложена теоретическая модель типологии лидерства, которая активно использовалась для диагностики и прогнозирования состояния реальных трудовых коллективов.
10 Парыгин подчеркивал значимость социально-психологического компонента руководства как со стороны объекта, так и со стороны субъекта управления. Он придавал большое значение взаимодействию и взаимоотношениям в трудовой группе неформального лидера и облеченного административной властью руководителя: “Нельзя не учитывать, что сам механизм лидерства… несет определенный заряд противопоставления официальному руководству, системе официально культивируемых ценностей, норм и социальных значений. В некоторых случаях лидерство может рассматриваться до известных пределов и как средство восполнения определенных пробелов и пустот в официально сложившейся системе отношений руководства и подчинения” [16, c. 368]. На основе глубокого анализа вопроса Парыгин предложил вошедшую позднее в учебники четкую систему качественных различий руководства и лидерства.
11 Таким образом, в работах Парыгина глубоко проанализированы и систематически описаны социально-психологические феномены лидерства и руководства. Им предложена оригинальная теоретическая модель типологии лидерства. Обращаясь к вопросу взаимоотношения и взаимодействия лидерства и руководства в группе, Парыгин предложил ясную и четкую систему качественных различий руководства и лидерства, которая также стала полезным инструментом социально-психологического сопровождения работы трудовых коллективов.
12 ДИАГНОСТИКА, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И РЕГУЛЯЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КЛИМАТА КОЛЛЕКТИВА
13 Среди работ Бориса Дмитриевича, непосредственно обращенных к практике, едва ли не наиболее известными и востребованными являются его разработки по диагностике, прогнозированию и регуляции социально-психологического климата (СПК) коллектива [14, 20].
14 Диагностика СПК коллектива по Парыгину – это “интегральная содержательная характеристика проявлений его преобладающего настроения и оценка уровня его качества” [16, с. 389]. Эта диагностика должна быть выражена “не в представлении о тех или иных конкретных отношениях и взаимоотношениях, а в понятиях преобладающего настроя или атмосферы коллектива применительно к делу, личности, творчеству” [там же, с. 390]. Диагностика также предполагает “качественную оценку уровня оптимальности основных составляющих климата, равно как и его структурных модификаций в целом” [там же].
15 Центральным понятием в диагностике СПК становится психический настрой или настроение личности, т.е. “интегральное структурное образование, которое характеризует тональность и степень предметной направленности психического состояния человека в каждый данный конкретный отрезок времени” [там же, с. 190]. Психический настрой рассматривается в качестве “эквивалента той модели динамической структуры личности, которая связана с психическим состоянием человека в каждый конкретный момент его деятельности” [там же].
16 Парыгин использует уникальный подход к оценке СПК. В фокусе его анализа не интегральные характеристики группы, но личность в коллективе, удовлетворение ее потребностей в коллективной работе и соответствие групповых норм ее ориентациям. Таким образом, в центре внимания оказывается не деятельностное опосредование межличностных отношений, как это предполагается в контексте деятельностного подхода [21], а личностное опосредование функционально-ролевых отношений в процессе коллективной деятельности.
17 Структурная модель социально-психологического климата коллектива (СПК) Б.Д. Парыгина [14, 20] построена на основе анализа, охватывающего в единстве уровни личности, малой группы (т.е., собственно коллектива) и макросоциальной среды, в которую коллектив включен. В качестве критерия оптимальности СПК рассматривается степень соответствия или несоответствия последнего актуальным социально-психологическим тенденциям. “Наибольшее соответствие СПК требованиям социального развития обеспечивает максимальную включенность человека в деятельность. А это, в свою очередь, оказывается условием социальной и экономической эффективности самой деятельности” [16, c. 397].
18 При изучении социально-психологического климата, наряду с определением актуальных тенденций, Парыгин применяет структурно-динамический подход, в соответствии с логикой которого предполагается использование “парных” теоретических моделей изучаемого явления. В них отражаются как статическая, предельно отвлеченная от контекста какого-либо момента реальности, так и динамическая структура, привязанная к конкретному моменту и характеризующая актуальное состояние объекта исследования. Для диагностики СПК ученый использует также понятие потенциала социально-психологического климата коллектива. Потенциал “характеризует не столько ту или иную направленность развертывания процессов, сколько состояние и уровень реализации имеющихся возможностей деятельности” [там же, c. 402]. Использование понятия потенциала позволяет определить направленность возможных изменений актуального состояния СПК.
19 На этой основе им далее формулируется система показателей и индикаторов СПК, позволяющая измерять и прогнозировать динамику, а также регулировать СПК.
20 Главными инструментами диагностики, прогнозирования и регуляции СПК, разработанными Парыгиным, которые нашли применение в практике, являются: 1) структурные модификации модели СПК; 2) шкала их пространственного распределения по уровню оптимальности, или “климатометр” [14, 20]. Обращает на себя внимание единство диагностики, прогноза и регуляции СПК, осуществляемое на основе этих инструментов. Методика Парыгина позволяет оценить актуальное состояние СПК коллектива, показывает направления его возможной оптимизации и содержит рекомендации в отношении выбора методов его регуляции.
21 СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
22 Анализу деятельности в трудах Парыгина уделяется достойное место. Однако деятельность предстает для него не как “системная детерминанта психического”, в качестве которой она выступает в русле деятельностного подхода, доминировавшего в советской социальной психологии, а как область проявлений динамики психических состояний человека [7, 8, 11, 16]. При этом определяющее значение имеет “сфера межличностного общения, играющая особенно существенную роль как мощный стимулятор психической активности индивида” [16, c. 323].
23 Никак не умаляя значимости и ценности деятельностного подхода в российской социальной психологии, отметим, что система научных взглядов Парыгина не может быть отнесена к нему. Парыгину чуждо “понимание социально детерминированной предметной деятельности как творца человеческих отношений” [21, с. 142], а также представление о том, что “такое понимание детерминирующей роли предметной деятельности может быть распространено на интерпретацию любых межличностных отношений, хотя эффекты деятельностного опосредствования в них могут быть стертыми, неявными” [там же, с. 143]. Напротив, Парыгин говорит о “глубокой и органической потребности человека в понимании, сопереживании и эмоциональном отклике себе подобному” [16, c. 323], как о факторе, детерминирующем включенность человека в предметную деятельность, и, соответственно, определяющем мотивацию и эффективность трудовой деятельности.
24 Человек, в видении Парыгина, – это, прежде всего, “Человек общающийся”, т.е. социальное существо, формирующееся в процессе общения как основного механизма социализации, и существующее в переплетении пластов и нитей общения.
25 В монографии 1999 г. проблеме деятельности посвящен целый раздел, состоящий из трех глав: “Феномен деятельности в социальной психологии”; “Психологическая готовность к деятельности”; “Психологическая включенность в деятельность”.
26 Говоря о месте феномена деятельности в социальной психологии, Парыгин отмечает, что эта категория парадоксальным образом не занимает подобающего ей по значимости места в социальной психологии: “мы до сих пор имеем дело с социальной психологией недействующего человека” [18, с. 180]. В социальной психологии деятельности Парыгин усматривает существенные отличия от подхода к феномену деятельности в общей психологии: «Если в рамках общей психологии человеческая деятельность рассматривается как некий целостный процесс “взаимодействия субъекта с миром”, где субъективность и предметность еще не отделены друг от друга, то в социальной психологии механизмы, тенденции и логика личностной активности в ходе деятельности могут не совпадать и, как правило, не совпадают с логикой развития самой деятельности как объективного процесса… Это объясняется более сложной социально-психологической структурой деятельности, где ее субъект может не исчерпываться отдельным индивидом, но может быть представлен общностью» [18, с. 184].
27 Субъектом деятельности в социальной психологии оказывается уже не индивид, но “многокачественный и могущий быть весьма дифференцированным интегральный субъект” [18, с. 185] – коллектив.
28 Характеризуя деятельность как социально-психологическую проблему, Парыгин выделяет ее основные противоречия, первым из которых он называет противоречие между уровнем психического потенциала личности и степенью его реализации в деятельности. С этим противоречием непосредственно связаны феномены психологической готовности к деятельности и включенности в деятельность. Психологическая готовность определяется им как “состояние наивысшей вариабельности и максимальной включенности творческих сил и способностей субъекта в деятельность” [18, с. 202], представлена структурная модель феномена. По отношению к готовности, включенность играет двоякую роль: во-первых, является важнейшим компонентом психологической готовности к деятельности; во-вторых – может компенсировать недостаток готовности.
29 Среди основных противоречий, определяющих проблему деятельности в социальной психологии, Парыгин называет и противоречие между социальными мотивами и ожиданиями, связанными с деятельностью, и несовпадающими с ними результатами. Говоря о противоречивых отношениях между психологией социальных ожиданий успехов и практическими достижениями, он отмечает: “Для возбуждения больших социальных ожиданий нужен только яркий образ желаемой цели, заверения в его легкой достижимости и живое воображение… Этого вполне достаточно, чтобы страсть и фантазия, воспламенившие массу людей… создали иллюзорные ощущения возможности беспроблемного движения к цели... Другими оказываются психология и логика реального практического действия… А этот разрыв в скорости между эмоциональным, образным и практическим действием уже содержит в себе источник неудовлетворенности и разочарования, тормозит, если не подрывает, и без того трудный процесс практического достижения цели” [18, с. 187].
30 ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИКИ РЕГИОНАЛЬНОГО РЕФОРМИРОВАНИЯ В РАБОТАХ ПАРЫГИНА ПОСТСОВЕТСКОГО ПЕРИОДА
31 Парыгин в высокой степени обладал способностью чувствовать и предвидеть тенденции развития общества и науки. Уже в 1970-х годах он обращается к проблеме влияния научно-технического прогресса (НТП) на человека [5, 6]. Задолго до того, как на них сместился фокус общего внимания ученых, Парыгин поднимал такие вопросы, как растущая динамичность социальных процессов, возрастание неопределенности, и как следствие, место и значение функции выбора в жизни человека, которые сегодня активно обсуждаются в отечественной и мировой науке.
32 В постсоветский период в фокусе его внимания оказываются драматические перемены в состоянии общества, которыми сопровождаются происходящие социальные и экономические реформы. Общественные настроения всегда находились в фокусе научных интересов Парыгина. Бурное постсоветское время представляло богатую почву для наблюдений и исследований. С позиций структурно-динамического подхода Парыгин обращается к социально-психологическим аспектам практики регионального реформирования [16, 19]. Размышляя над острыми практическими проблемами времени, в поисках пути их решения Парыгин обращается не к вопросу о национальном характере, что традиционно доминирует в дискурсе, но к проблеме социально-психологического состояния общества и конкретных факторов, его определяющих: “связь успехов или неудач социально-экономического реформирования с духовно-нравственным состоянием общества становится все более очевидной. Интегральным эмпирическим индикатором качества этой связи является вера народа в эффективность и успехи прежде всего радикальной экономической реформы” [16, с. 473].
33 Социально-психологическое состояние общества изменяется день ото дня, оно доступно наблюдению, измерению, и даже прогнозу и регуляции в значительно большей степени, чем национальный характер. Значит, есть надежда на этом пути перейти от вопроса “кто виноват” к вопросу “что делать”. Здесь он видит как причины неудач проводимых реформ, так и возможные рычаги влияния на ситуацию: “Психическое состояние напряженности и тревожности населения – фактор, не способствующий процессу радикального экономического реформирования. В свою очередь тот или иной характер, те или иные региональные особенности и, в частности, темпы данного процесса способны оказывать не менее значительное обратное как стабилизирующее, так и, наоборот, дестабилизирующее влияние на социальную психику” [16, с. 478].
34 Представляется, что и сегодня такой подход к практическим аспектам диагностики и регуляции общественных настроений не утратил своей актуальности.
35 ТРЕНИНГ ПАРТНЕРСКИХ ОТНОШЕНИЙ
36 Парыгин в своих эмпирических и прикладных работах широко обращался к социально-психологическому тренингу, который он рассматривал как метод повышения эффективности совместной деятельности. Он предложил оригинальную модель тренинга партнерских отношений [10].
37 Известно, что в традиционной практике тренинга используются априорно подготовленные программы и методы. Исходная посылка такой модели состоит в предположении, что тренер и так заранее знает, что и как надо делать. Парыгин предложил модель отношений взаимного сотрудничества на партнерских началах в качестве альтернативы традиционной несколько авторитарной модели. Для проведения такого тренинга необходима диагностика социально-психологических условий жизнедеятельности группы, достаточно глубокая и разносторонняя. В том случае, когда целевая установка и программа тренинга целиком определяются результатами диагностики, правомерно говорить о таком специфическом варианте социально-психологического тренинга, как постдиагностический тренинг-коррекция тех или иных характеристик экспериментальной группы. Последние могут касаться как всей группы, так и различных включенных в нее участников – лидеров или официального руководителя.
38 В 1990-х годах под редакцией Парыгина вышел “Практикум по социально-психологическому тренингу”, в котором были представлены “Программа социально-психологической коррекции позиций руководителя первичного коллектива” и “Программа эксперимента по регуляции социально-психологического климата”, а также подробные описания процесса тренинга в форме дневниковых записей. Материалом для дневниковых записей послужил опыт тренинговой коррекции позиций официальных руководителей и лидеров научных, инженерно-технических и рабочих коллективов, осуществленной в 1980-е годы в Санкт-Петербурге, в отделе социально-психологических проблем управления Института социально-экономических проблем Академии наук СССР.
39 Книга вызвала такой интерес читателей, что переиздавалась трижды, каждый раз в переработанном и дополненном виде и все большим тиражом: первое издание было выпущено в 1994 г. тиражом 500 экземпляров, оно включало 176 страниц [22]. Уже в 1997 г. вышло второе издание, объемом 307с. и тиражом 1000 экземпляров [23]. В 2000 г. вышло третье издание объемом 350 страниц и тиражом 3000 экземпляров [24], которое, как и первые два, мгновенно разошлось.
40 Постдиагностический тренинг партнерского общения Парыгина воплощает типические характеристики его творчества: единство диагностики, прогноза и воздействия, в основе которого лежит единая теоретическая модель и глубокое уважение к личности участника тренинга. Парыгин отмечал противоречие в том, что формирование демократического стиля общения в традиционном тренинге часто реализуется авторитарными методами. Таким отношениям и группы он противопоставил принцип равноправного партнерства, прежде всего в его психологическом смысле.
41 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
42 Работы Парыгина в области социально-психологической практики являются неотъемлемой и существенной частью созданной им целостной системы социальной психологии. В прикладных, практических разработках апробировались и рождались его теоретические положения. В своих эмпирических исследованиях, обращаясь к практическим вопросам, Парыгин оставался на позициях четко сформулированного им философско-социологического подхода, авторской оригинальной общей социально-психологической концепции, в которой центральное место занимают личность и общение. Именно эти феномены находятся в фокусе его интересов, когда он обращается к проблемам жизнедеятельности реального трудового коллектива, ищет пути оптимизации его функционирования и развития. Свой подход – исследование личностного опосредствования деятельности – он противопоставляет более характерному для социальной психологии того времени анализу деятельностного опосредствования отношений в коллективе, что позволяет непосредственно рассматривать в единстве вопросы объективного и субъективного качества жизни коллектива. Структурно-динамический анализ Парыгина охватывает в единстве личность, социальный микро-контекст группы и макро-контекст социума, в котором личность и группа существуют в его конкретно-исторической специфике.
43 Основными сферами его исследований, непосредственно реализованных в практике, были лидерство и руководство, рассматриваемые как способы организации групповой деятельности и общения, диагностика и регуляция СПК, тренинг партнерского общения. Авторские теоретические модели служили основанием методов диагностики, прогноза и воздействия, осуществляемых в их единстве.
44 Метод структурно-динамического анализа, теоретически обоснованный и технологически разработанный Парыгиным, с позиций которого решались общие и конкретные прикладные задачи исследования социально-психологических явлений в их живой динамике, объединял все его эмпирические работы, делал их неотъемлемой частью целостной системы социальной психологии, которую он разработал.

References

1. ZHuravlev A.L., Mironenko I.A. Vklad B.D. Parygina v vozrozhdenie otechestvennoj social'noj psihologii (k 85-letiyu so dnya rozhdeniya). Psikhologicheskii zhurnal. 2015. V. 36. №5. P. 117−124. (In Russian)

2. ZHuravlev A.L., Mironenko I.A. Sistema nauchnyh predstavlenij B.D. Parygina v oblasti social'noj psihologii. Psikhologicheskii zhurnal. 2012. V. 33. №5. P. 28−38. (In Russian)

3. ZHuravlev A.L., Nestik T.A. Psihologiya upravleniya sovmestnoj deyatel'nost'yu: Novye napravleniya issledovanij. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2010. (In Russian)

4. Mironenko I.A. Lichnost' uchenogo: Boris Dmitrievich Parygin. Metodologiya, teoriya, istoriya psihologii lichnosti. Eds. A.L. ZHuravlev, E.A. Nikitina, N.E. Harlamenkova. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 2019. P. 281−290. (In Russian)

5. Parygin B.D. Nauchno-tekhnicheskaya revolyuciya i lichnost'. Social'no-psihologicheskie problemy. Moscow: Politizdat, 1978. (In Russian)

6. Parygin B.D. Nauchno-tekhnicheskaya revolyuciya i social'naya psihologiya. L.: Znanie, 1976. (In Russian)

7. Parygin B.D. Obshchestvennoe nastroenie: monografiya. Moscow: Mysl', 1966. 327 p. (In Russian)

8. Parygin B.D. Obshchestvennoe nastroenie kak sociologicheskaya kategoriya. Vestn. Leningr. un-ta. 1963. № 5. Seriya “Ekonomika, filosofiya i pravo”. Vyp. 1. P. 129−132. (In Russian)

9. Parygin B.D. Osnovy social'no-psihologicheskoj teorii. Moscow: Mysl', 1971. 348 p. (In Russian)

10. Parygin B.D. Postdiagnosticheskij trening-korrekciya. Praktikum po social'no-psihologicheskomu treningu. Ed. B.D. Parygin. Izd. 3-e, ispr. i dop. St. Petersburg: Mihajlova V.A., 2000. P. 117−157. (In Russian)

11. Parygin B.D. Problema gotovnosti v social'noj psihologii. Dinamika social'no-psihologicheskih yavlenij v izmenyayushchemsya obshchestve. Ed. A.L. ZHuravlev. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 1996. P. 87−90. (In Russian)

12. Parygin B.D. Problema oposredovannosti v social'noj psihologii. Metodologicheskie problemy social'noj psihologii. Ed. E.V. SHorohov. Moscow: Nauka, 1975. P. 31−44. (In Russian)

13. Parygin B.D. Psihologicheskij bar'er i ego priroda. Social'naya psihologiya i filosofiya. L., 1975. Vyp.3. P. 3−13. (In Russian)

14. Parygin B.D. (Nauchnyj red.) Regulyaciya social'no-psihologicheskogo klimata trudovogo kollektiva. L.: Nauka, 1986. 239 p. (In Russian)

15. Parygin B.D. Rukovodstvo i liderstvo. Rukovodstvo i liderstvo. Ed. B.D. Parygin. L.: LGPI im. A.I. Gercena, 1973. P. 5−12. (In Russian)

16. Parygin B.D. Social'naya psihologiya. Istoki i perspektivy. Ed. A.S. Zapesockij. St. Petersburg: SPbGUP, 2010. 536 p. (In Russian)

17. Parygin B.D. Social'naya psihologiya kak nauka: monografiya. L.: LGU, 1965. 208 p. (In Russian)

18. Parygin B.D. Social'naya psihologiya. Problemy istorii, metodologii i teorii. Ed. A.S. Zapesockij. St. Petersburg:IGUP, 1999. 591 s. (In Russian)

19. Parygin B.D. Social'naya psihologiya territorial'nogo samoupravleniya. Nauch. red. A.E. Kogut. St. Petersburg: Unigum, 1993. 166 s. (In Russian)

20. Parygin B.D. Social'no-psihologicheskij klimat kollektiva. Puti i metody izucheniya. Pod red. V.A. YAdova. L.: Izd-vo “Nauka”, 1981. 192 p. (In Russian)

21. Petrovskij A.V. Psihologiya v Rossii. HKH vek. Moscow: URAO, 2000. (In Russian)

22. Praktikum po social'no-psihologicheskomu treningu. Ed. B.D. Parygin. St. Petersburg: SPbGUP, 1994. (In Russian)

23. Praktikum po social'no-psihologicheskomu treningu. Ed. B.D. Parygin. 2-e izd., ispr. i dop. St. Petersburg: SPbGUP, 1997. (In Russian)

24. Praktikum po social'no-psihologicheskomu treningu. Ed. B.D. Parygin. Izd. 3-e, ispr. i dop. St. Petersburg: Izd-vo Mihajlova V.A., 2000. (In Russian)

25. Psihologicheskaya nauka v Rossii HKH stoletiya: problemy teorii i istorii. Moscow: Izd-vo “Institut psihologii RAN”, 1997. (In Russian)

Comments

No posts found

Write a review
Translate